23/07/2024

Спецслужбы Турции и их связи с «террористическим интернационалом»

0
Спецслужбы Турции и их связи с «террористическим интернационалом»

Спецслужбы Турции и их связи с «террористическим интернационалом»

Принято считать, что после провала попытки проамериканских сил осуществить госпереворот в Турции в 2016 году, отношения Москвы и Анкары наладились. Быстро забылся инцидент, связанный со сбитым 24 ноября 2015 года в небе над Сирией Су-24М ВКС РФ, убийством российских военных боевиками протурецких группировок «Исламская партия Туркестана» и «Бозкурт» (ниже по тексту мы вернемся к этому эпизоду и удивим наших читателей, показав в плохом смысле слова «иронию» связи тогдашних событий с трагидией 22 марта 2024 года). Сегодняшние отношения России и Турции напоминают одностороннее – во многом – стремление к партнерству, в котором Анкара допускает возможность сотрудничества, понимая свою важность для России в плане транзита газа в Европу, а также в аспекте проливов. В действительности, Турция была и остается стратегическим противником России в Черноморско-Кавказском регионе и на Ближнем Востоке. При первой же возможности старается воспользоваться нашими проблемами в достижении своих геополитических целей – усиления своего влияния и господства протурецких настроений в регионах своих интересов: на Кавказе, Каспии, в Центральной Азии и Ближнем Востоке.

История внешней политики Анкары – как и ее современное прочтение – плотно переплетены с деятельностью турецких органов внешней разведки, традиционно поддерживающих антироссийский «интернационал». Последний существует в широком спектре: от чисто националистических идей адептов пантюркизма до панисламистов и радикальных салафитов. Во время Первой мировой и гражданской войн в России Турция поддерживала националсеператизм в Крыму, Поволжье, на Северном Кавказе в Азербайджане. В 1930-х гг. светская Турция Мустафы Кемаля Ататюрка на паях с британцами была замечена в связях с басмаческим движением в Средней Азии.

В годы Великой отечественной войны Турция, формально сохранявшая нейтралитет, выступала плацдармом для работы германского Абвера с пособниками нацистов на территории Северного Кавказа и Азербайджана. Развал СССР породил условия для всплеска этнического сепаратизма в регионах проживания тюркоязычных народов в РФ и на территории новых независимых государств. И лишь укрепление экономических связей с Россией, широкий допуск на отечественный торговый и строительный рынки, а также переключение фокуса внешней политики на арабо-мусульманский мир заставили кабинет Эрдогана сократить активность пантюркистских структур в РФ. Снижение градуса этнической напряженности внутри России, в купе с «маятниковой» дипломатией Анкары, которая с момента начала СВО стала для нас мостом в диалоге с Западом, заставляет нас считать Турцию партнером. Но в контексте наших сегодняшних отношений с Турцией на ум приходит одна сентенция: «…есть те, кто любит, и те, кто позволяет себя любить».

В период первой и второй кампаний на территории Чеченской Республики Анкара занимала откровенно враждебную к нам позицию, выступая тыловой базой для боевиков-ичкерийцев, которые получали снабжение, логистику и обеспечение из Турции транзитом через Грузию (Панкисский коридор) и Азербайджан. Непосредственное участие в боевых действиях на стороне чеченских боевиков принимали члены турецкой националистической организации «Серые волки» («Boz Kurt»), которые также отметились в карательных операциях в составе ВС Азербайджана во время Нагорно-Карабахского конфликта. Среди них фигурировали и кадровые сотрудники МИТ Турции (Milli İstihbarat Teşkilatı), которые выполняли роль кураторов и связников между лидерами бандформирований и турецкими органами внешней разведки. На территории Турции в тот период были развернуты полевые лагеря, госпиталя и оздоровительные центры, где проходили лечение боевики. Уже к середине 1990-х гг. в Турции была сформирована сеть т.н. «вакфов» (Vakıf) – благотворительных обществ, занимавшихся сбором средств для обеспечения боевиков под прикрытием гуманитарной помощи чеченским беженцам. Многие из этих структур существуют до наших дней, но не переквалифицировались и продолжают поддерживать салафитские группировки в Сирии и др. регионах с повышенной активностью террористических структур. Вплоть до 2006-2007 гг. турецкий след фиксировался в большинстве крупных террористических актов Северокавказского бандподпролья, не говоря уже о том, что 80% террористов бежали в Турцию, где благополучно проживают и сегодня. И речь не только о давно забытом всеми Мовлади Удугове, но и тысячах рядовых боевиков, проживающих в Ялове, районе Умрание Стамбула, в Сакарье, Конье и др. крупных городах, где беглецу достаточно просто раствориться среди миллионов единоверцев на шумных восточных улицах.

Период с 2008 по 2012 год характеризовался относительным затишьем, что было связано с назначением в 2010 году на должность директора главного разведоргана Турции – МИТ – Хакана Фидана (хотя еще в 2009 году бандподполье Дагестана возглавлял амир по прозвищу «Абдуррахман» – этнический турок, который имел контакты с турецкой разведкой). До 2010 года Х.Фидан возглавлял Турецкое агентство по международному развитию и сотрудничеству (Türkiye İşbirliği ve Koordinasyon Ajansı) – орган прикрытия разведдеятельности МИТ на территории тюркоязычных государств СНГ, стран Ближнего Востока и Северной Африки. Придя на пост директора МИТ, Фидан сделал ставку на работу с позиций канала внешнеэкономического сотрудничества, увеличив, при этом, штат российского сектора вдвое. С 2010 по 2012 год число выпускников курсов русского языка в Академии МИТ выросло в разы, была реорганизована система работы по России. Если до 2010 года за российское направление отвечали выделенные зональные управления – в основном в причерноморских провинциях (Трабзон, Зонгулдак), в Анкаре и Стамбуле, то с приходом Фидана, известного своими русофобскими взглядами, задачи по РФ нарезали практически всем региональным управлениям, которые имели хотя бы минимальные завязки на Россию. Основой для развертывания агентурной работы стал турецкий бизнес-канал.

Начало войны в Сирии несколько изменило приоритеты МИТ, вновь на первом плане оказался «террористический интернационал», львиную долю которого составили опытные боевики, принимавшие участие в боевых действиях против федеральных сил на Северном Кавказе. К слову сказать, те из них, кто остался вживых, сегодня влились в ряды всевозможных добробатов и воюют на строне ВС Украины. В 2012-2013 гг. в Сирию хлынул бесконечный поток сторонников идей «всемирного джихада». Новую прослойку среди них составили выходцы из государств Центральной Азии – в основном из Ферганской долины (Узбекистана и Кыргызстана) и Таджикистана, составившие авангард боевых отрядов образовавшейся в 2012 году террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» – позднее ставшей именем нарицательным «ИГИЛ» / «ИГ» (группировка запрещена в РФ). Основной транзит боевиков шел через южные провинции Турции – Газиантеп, Шанлыурфа, Мардин. Основные коридоры выхода боевиков на территорию Сирии контролировали сотрудники МИТ. В провинции Идлиб, где в тот период активно действовала террористическая организация «Джабхат аль-Нусра» (ныне «Хайат Тахрир аш-Шам») (группировка запрещена в РФ), МИТ фактически развернула свою резидентуру в лице радикальных группировок «Исламская партия Туркестана» и аффилированных с ней банформирований сирийских туркоманов, влившихся в ряды «Серых волков».

Развертывание российской военной группировки на территории Сирии и последовавшие за этим активные боевые действия вновь объединили радикалов всех мастей под эгидой «террористического интернационала», за которым по-тихому присматривали МИТовцы. Известно о десятках лагерей для подготовки и слаживания штурмовых групп террористов, которые постоянно заходили на ротацию через коридоры Рейханлы и Джераблюс. Через них прошла не одна тысяча русскоязычных боевиков, как из числа российских граждан, так и выходцев с постсоветского пространства.

В течение многих лет правоохранительные органы Турции просто игнорировали обращения российской стороны о выдаче разыскиваемых террористов, которым в РФ давно вынесен приговор. Не секрет, что предположительно в Стамбуле до сих пор проживает организатор подрыва жилых домов в Москве и Волгодонске – Ачимез Гочияев. На собственной вилле в пригороде Стамбула живет один из последних лидеров Ичкерии Мовлади Удугов, который по-прежнему в деле, поддерживая тесные связи между европейскими ичкерийцами и спецслужбами Великобритании, действущими через Ахмеда Закаева. Послдений активно вовлечен в дела на территории Украины. Если пройтись в погожий будний день по «тихим» улочкам районов Умрание и Султанбейли Стамбула, зайдя на джума-намаз, можно встретить много интересных лиц, уголовные дела на которых приостановлены в связи с объявлением в международный розыск.

Только вот в чем загвостка – по международным правилам Интерпола – не допускается экстрадиция лиц, которым предоставлено политическое убежище, либо статус беженца. А 99,9% беглых террористов до сих пор живут в Турции с просроченными российскими паспортами, используя известную всем иностранцам карточку Kimlik – аналог вида на жительство, дающий широкие права. На большинство активных членов бандполполья, проживающих в Турции, в местных отделениях МИТ заведены агентурные дела. Когда надо, их привлекают к решению точечных задач, сообразно их специализации. К слову сказать, лагерь, на базе которого проходили подготовку террористы, совершившие теракт 22 марта в «Крокус Сити Холле», в 2013 году фигурировал в истории с подготовкой группы чеченских боевиков под началом Рустама Ажиева, известного как «Абдул-Хаким Шишани», который в настоящее время участвует в боевых действиях на территории Украины на стороне ВСУ.

В начале статьи мы обещали рассказать о том, какую злую шутку порой может сыграть политика с людьми, которые начинают в нее играть. Так вот, читателям стоит знать, что в 2016 году семья Агаларовых – владельцев групп компаний «Крокус Груп» – выступала посредником в организации негласных переговоров с Турцией по налаживанию диалога после сбития нашего боевого самолета. Переговоры о восстановлении отношений проходили на территории Азербайджана и имели успех, после чего Агаларов и Ко получили определенный картбланш от российских властей, укрепив свои позиции. Тем не менее, это не смогло защитить их собственность от удара террористов, которые прошли подготовку на территории страны, интересы которой они отстаивали перед Кремлем.

В силу своего геополитического положения Турция играет роль мостика между Европой и Азией, стоя на пересечении сухопутных и морских коммуникаций. После начала СВО Турция продолжила играть свойственную ей роль, оказывая то явную, то скрытую помощь ВСУ. Чего стоит только передача Украине Анкарой 45 комплексов BAYRAKTAR в декабре 2020 года. И дело не в том, что большая часть их была подавлена нашими средствами ПВО в 2022 году, а в самом факте активного военно-технического сотрудничества с нашим противником. Понятно, что Турция, как член НАТО, играет по правилам «коллективного Запада», частью которого она является. Сегодня копмания «Baykar Makina» – производитель БПЛА BAYRAKTAR – строит завод на Украине, который должен быть запущен в 2025 году, а военспецы ВСУ проходят на территории Турции переподготовку и повышение квалификации.

Тот факт, что снова Турция засветилась как тыловая база «террористического интернационала», в очередной раз подтверждает недружественный характер этого государства. Об этом стоит помнить нашим гражданам, которые ежегодно оставляют миллионы в турецких отелях. Помните, что проходя контроль в аэропорту Антальи, возможно, Ваш паспорт проверяют те, у кого в сейфе лежат агентурные дела на террористов, ответственных за гибель наших соотечественников.

Однако же отбросим эмоции и вернемся к фактам. Сегодня на посту главы МИД Турции находится Хакан Фидан – бывший директор МИТ, автор концепации агрессивной внешней политики в отношении России. Его плотные завязки на силовой блок и опора на широко разветвленную агентурную сеть позволяют спокойно выстраивать антироссийский вектор. И если в период с 2016 (после попытки госпереворота) до 2020 (очередного обострения конфликта в Нагорном Карабахе) Турция вела диалог с Россией, что называется «на мягких лапах», то сегодня маски сброшены.

Анкаре больше не нужно делать вид, что она считается с позицией Москвы. Она понимает, что выступает для РФ связующим звеном в диалоге с Западом – роль посредника ей привычна. А имея под своим контролем и «на крючке» не одну тысячу активных салафитов, МИТ легко может на паях с британцами и Украиной сыграть против нас на Северном Кавказе. Тем более, что условия для этого имеются. А проба сил по дестабилизации обстановки на примере махачкалинского аэропорта с участием ЦИПсО ВСУ уже проведена. Определенный прогрев Северокавказской молодежи в этом направлении уже ведется с помощью соцсетей. И при необходимости Запад (точнее Великобритания) руками Анкары может разыграть карту радикального ислама, нанеся удар в нашем южном подбрюшье. Опыт работы на этом направлении у Турции имеется достаточный и еще более достаточны агентурные возможности, которые позволят МИТ в кратчайшие сроки сформировать необходимое количество боевиков в структурированные формирования. А пока на камеру можно вполне снять пару сотен бедолаг, назвав их активными участниками МТО «ИГ» (запрещена в РФ), а кое-кого даже для проформа выслать в РФ за ненадобностью.

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *