16/07/2024

Артур Чилингаров: Арктика должна остаться территорией мира и сотрудничества

0
Артур Чилингаров Арктика

Артур Чилингаров Арктика

С каждым годом Арктика становится все более привлекательным регионом для множества стран. В ней сосредоточен мощный экономический потенциал: здесь залегают значительные запасы нефти и газа, рыбных ресурсов. Регион может стать новым, весьма выгодным транспортным коридором для международных перевозок. Как ни парадоксально, но росту интереса к Арктике способствует глобальное изменение климата, а именно его потепление, которое провоцирует более интенсивное, чем ранее, таяние льдов. Парадокс в том, что для человечества эти глобальные процессы открывают новые возможности освоения арктических территорий. Но для самой Арктики как уникальной эко- и биосистемы и само потепление, и его последствия, и более активная деятельность человека таят массу рисков.

Для Российской Федерации Арктический регион имеет важное значение, поскольку в нем сосредоточены значительные запасы природных ресурсов. Арктика — опорный пункт стратегической безопасности страны, здесь расположены объекты стратегических сил сдерживания. С другой стороны, на северных территориях проживают малочисленные народы, чья культура является ценным достоянием страны.

Арктика — сложная для освоения человеком зона, и сегодня, несмотря на развитие технологий, сохраняется масса угроз, которые создают существенные барьеры для развития северных территорий. Здесь и изменение климата, и снижение прироста населения, усилившийся миграционный отток, низкий уровень качества жизни и развития транспортной инфраструктуры. В результате бизнес неохотно включается в реализацию арктических проектов, что заметно тормозит реализацию важных инфраструктурных задач, в том числе стратегически значимых в масштабах всей страны — того же Северного морского пути.

И, несмотря на все сложности, на управление Арктикой претендуют многие государства, в том числе те, которые территориально находятся далеко от нее; а те, что поблизости, хотят пересмотра сложившегося порядка управления. В результате к началу одного из самых мощных геополитических переделов мировых сфер влияния, который мы наблюдаем сегодня, Арктика стала точкой пересечения интересов десятков ведущих мировых держав, среди которых Россия занимает ключевую позицию.

Станет ли геополитика новым глобальным риском для Арктики? Что будет с международными проектами, которые реализовывались и находились на старте до мирового политического кризиса? Мы искали ответы на эти сложные вопросы вне политического периметра, чтобы максимально взвешенно и объективно оценить ситуацию.

В итоге нашим собеседником, Персоной декабрьского номера, стал человек, который об Арктике знает все, что известно о ней современному человечеству к сегодняшнему дню. Авторитетный, уважаемый, заслуженный… полярник, исследователь, влюбленный в Арктику, — Артур Николаевич Чилингаров. В 2012 году он был назначен на должность специального представителя Президента РФ по международному сотрудничеству в Арктике и Антарктике. Межрегиональная общественная организация «Ассоциация полярников», президентом которой является Артур Николаевич, стала одним из основных инициаторов и организаторов крупнейшего форума «Арктика: настоящее и будущее».

— 7 октября 2022 года президент США Джо Байден утвердил новую «Национальную стратегию США для Арктического региона». Соединённые Штаты намерены усилить влияние в регионе, а также «управлять напряженностью». Основное внимание в ней уделено сдерживанию России и Китая в Арктике по четырем направлениям: безопасность, устойчивое экономическое развитие, международное сотрудничество, изменение климата. Как вы оцениваете подходы американского правительства к решению задач по развитию Арктической зоны?

— США — арктическая страна, член Арктического совета. Тем не менее в настоящее время у нашей страны потенциал для работы в Арктике гораздо больше: у России есть флот атомных ледоколов, Северный морской путь, выдающиеся традиции арктических научных исследований. Конечно, учитывая, что и в экономическом, и геополитическом планах роль арктического макрорегиона будет только расти, действия США по усилению своей арктической повестки понятны. Тем не менее надеюсь, коллеги не будут использовать текущую политическую ситуацию для милитаризации Севера. А конкуренция еще никому не вредила, но она должна быть по правилам и с уважением к другим странам и к самой Арктике.

— Авторы доклада «Арктическая политика России: международные аспекты» (подготовлен НИУ ВШЭ) констатируют следующее: «Арктический регион превращается в еще одну арену интенсивного соперничества великих держав, что осложняет международное сотрудничество по развитию Арктики, реализацию проектов по развитию региона и ведет к его дальнейшей милитаризации». Доклад был опубликован до событий вокруг Украины и оказался пророческим. Какой путь вы видите для развития международного сотрудничества в Арктике в сегодняшней геополитической ситуации?

— Рост экономического значения Арктического региона приводит к росту внимания со стороны крупных держав, но я хочу подчеркнуть, что Арктика остается территорией мира и сотрудничества, должна оставаться. Все заинтересованные стороны, в том числе и я, и мои коллеги, работают над устойчивым и мирным развитием региона. Рисков тоже никто не отменял, мы видим, какие решения принимают наши геополитические противники, потому отстаивать и защищать собственные интересы крайне важно. Однако всегда стоит помнить о первостепенности и приоритете устойчивого и мирного развития.

— Глобальное изменение климата, его потепление внесло принципиальные изменения в процессы международного сотрудничества в Арктике и ее развития. Арктика «открывается», оттаивает и потому стремительно занимает все более важное место в международной повестке дня. Арктика для России — это и риски, и возможности. Как они соотносятся между собой, на ваш взгляд?

— Арктика — это огромные экономические возможности. В регионе добывается почти 80% всего российского газа и около 20% нефти. Их запасы оцениваются в 7,3 млрд тонн нефти, 2,7 млрд тонн конденсата и около 55 трлн кубометров природного газа, практически все запасы природного газа залегают у российских берегов. Арктика богата минералами: платиновые металлы, медно-никелевые руды, титан, тантал, ниобий, редкоземельные металлы, железо, фосфор, полиметаллы, флюорит, железо, хром, марганец, золото, алмазы — и это не весь список. Огромный потенциал у Северного морского пути — кратчайшей транспортной артерии между Европой и Восточной Азией, его внутренняя значимость и инвестиционный потенциал имеют большое значение. Арктика — уникальное место с научной, социальной и территориальной точек зрения, у региона огромный потенциал и масштабный фронт нерешенных задач, а освоение северных территорий — это еще и большая ответственность. Договариваться необходимо всем арктическим странам и тем государствам, которые хотят использовать богатство Арктики, изучать ее, иметь доступ к Северному морскому пути. Ко всему прочему, крайне важно предотвратить негативное влияние антропогенных факторов, учитывать риски нанесения вреда природе, хрупкой экологической и социальной системам, традиционному образу жизни коренных народов. Вот и подумайте, каково тут соотношение? Возможен и допустим только экспертный, разумный диалог, взвешенные, продуманные до мелочей решения и механизмы с экологическим и климатическим, а не политическим приоритетом.

Важно то, что неарктические, дружественные страны проявляют интерес к Арктике: Китай, Индия, Бразилия и другие. Мы приветствуем их устремления. На мой взгляд, участие всех стран возможно исключительно в форме сотрудничества с соблюдением принципов устойчивого развития. Чтобы работать в Арктике, необходимо понимание региона и серьезные ресурсы. Мы обязаны и должны договариваться. Особо подчеркну, что мы открыты к такому диалогу.

— Еще один риск связан с нынешним международно-правовым режимом судоходства в регионе, закрепляющим исключительные права арктических стран. Многие неарктические страны хотят пересмотра этого порядка. При этом РФ заинтересована в развитии Северного морского пути, что невозможно без иностранных заказчиков перевозок. Видите ли вы в этом конфликт интересов и геополитические риски?

— Коммерческие перспективы Северного морского пути очевидны, как и риски, возникшие на фоне осложнившейся международной обстановки. Но СМП — это магистраль России. Есть конкретные планы по его развитию, поставленные президентом задачи, они подразумевают привлечение инвестиций. Мы не против партнерства, будем создавать все условия и готовы обсуждать любые проекты. Я неоднократно говорил, что все арктические задачи, в том числе и развитие СМП, должны решаться комплексно. Увеличиваем грузопоток, строим инфраструктуру, обеспечиваем безопасность, заботимся об экологии — иначе никак.

— Так ли уж очевидны, на ваш взгляд, коммерческие перспективы СМП? Понятно, что надо разделять ситуацию на «до» и «после», и все же можно ли выполнить цель — 80 миллионов тонн в год, поставленную президентом? Отсутствие крупных рынков на протяжении СМП, а также особенности арктической навигации — не так все просто в реализации такой задачи, как считаете?

— Уже сегодня статистика показывает, что объем грузоперевозок по Северному морскому пути растет: в 2021 году он достиг 34,85 млн тонн. Это почти на 2 млн тонн больше, чем в 2020 году. Хотя влияние текущей международной обстановки накладывает свой отпечаток, но работа по развитию этой арктической транспортной артерии все равно не остановится. В текущем году начались каботажные перевозки, запущены проекты «Восток-Ойл», «Новатэк», «Северная звезда», «Газпром», «Норильский Никель», освоение Сырадасайского месторождения — все это по совокупности обеспечивает и загрузку Севморпути, и его развитие как транспортного хаба. Грузопоток здесь будет расти в любом случае. Все еще сохраняется потенциал транзитных перевозок. Возможно, поставленные цели придется скорректировать, и заданных показателей в срок достичь не удастся, однако мы своими глазами видим, что путь востребован и продолжит развиваться. Утвержденный в текущем году план развития СМП до 2035 года будет этому способствовать.

— Что для вас сегодня Арктика? Как бы вы сформулировали ее стратегическое значение для РФ? Почему сегодня для нашей страны так важна арктическая повестка?

— Лично для меня Арктика — это огромный, неизученный, но очень родной регион, опасный, но притягательный. Убежден, что Россия должна прирастать Арктикой — этой интереснейшей, уникальной кладовой, которая может обеспечить будущие поколения топливом, минералами, углеводородами и, что, может быть, еще важнее прочего, знаниями.

— Как раз о знаниях, которые дает нам Арктика: многие эксперты утверждают, что именно Арктика стала главной мировой лабораторией для изучения процессов изменения климата на планете. Почему это так?

— Арктика одновременно и сильнее всего подвержена климатическим изменениям, и в то же время сама существенно влияет на глобальный климат. Если за последние двести лет во всем северном полушарии приземная температура выросла на один градус, то в Арктике сразу на два с половиной. К чему это приводит? Арктика покрыта льдами и снегом. Они — отражающая поверхность солнечных лучей. Теплеет, льды тают, образуется вода, а вода намного хуже отражает солнечную радиацию, вода нагревается и растапливает льды, воды становится еще больше, и так далее. Можно выделить три главных фактора влияния Арктики на климат: изменение отражающей способности поверхности, изменение океанической циркуляции вследствие таяния арктического льда и поступления пресной воды в океаны, изменение количества парниковых газов. Климатические исследования Арктики позволяют тестировать различные модели, прогнозировать предстоящие изменения, изучать связь потепления с антропогенными факторами и с естественными колебаниями.

— Среди прочего происходит протаивание вечной мерзлоты, что создает угрозы для инфраструктуры и повышает риск техногенных катастроф: имеет место береговая эрозия, учащаются наводнения, повышаются угрозы жизни для коренного населения. РФ предпринимает меры, чтобы минимизировать эти риски, свести их к нулю или хотя бы к минимуму? Насколько они существенны, на ваш взгляд?

— Риски более чем существенны. Важно, что мы знаем и понимаем, с чем имеем дело, поэтому создаем систему мониторинга, пересматриваем принципы работы в Арктической зоне, внедряем новые технологии для модернизации инфраструктуры и ее строительства, пересматриваем нормативно-правовую базу.

— В одном из интервью вы выражали осторожную надежду, что РФ получит международные права на Арктику к 2020–2023 году, а это 1,2 млн квадратных метров. Как продвигается процесс в сегодняшних непростых геополитических обстоятельствах?

— Поясню, что речь идет о расширении границ континентального шельфа в Арктике. С 2015 года мною и моими коллегами проделана огромная работа по сбору доказательств связи рельефа с шельфом Сибири. Сегодня над дополнительным обоснованием заявки России, которая произвела весомое впечатление на экспертов ООН, трудятся коллеги из «Росгеологии». Хотя сейчас будет сложно рассчитывать на скорое решение из-за международной обстановки и споров по поводу актуальности морского права. В чем тут сложность? Заявки подали еще Дания и Канада. Российские эксперты считают, что хребет является продолжением архипелага Земля Франца-Иосифа. Датчане настаивают, что Ломоносов продолжает территорию Гренландии. Канада рассматривает массив как часть своего острова Элсмир. У нас собрана отличная доказательная база, Роснедра работают над четкой картой, но на процесс влияют попытки ряда стран пересмотреть Конвенцию ООН по морскому праву в версии 1982 года, согласно которой экономическим пространством государства являются 150 миль от границ континентальных шельфов. Сегодня давать какие-то прогнозы по этому вопросу лично я не возьмусь, надеюсь лишь на торжество справедливости.

— Социально-экономическое развитие Арктики неизбежно приведет к усилению негативного хозяйственного воздействия на экосистему. Возможно ли сохранить баланс в арктической зоне?

— Все процессы тесно связаны, нужно сразу планировать добычу полезных ископаемых, транспортное обеспечение, инфраструктуру, и, конечно, с акцентом на экологическую безопасность. Чтобы ее соблюсти, активно ведутся необходимые научные исследования. Важно понимать влияние всех факторов и прогнозировать возможные изменения. В арктических проектах особенно важно использовать «зеленые» технологии, способные минимизировать ущерб от освоения Арктики, поддерживать экосистему региона будет проще, если будут внедрены специальные стандарты, которые сформируют границы допустимого для всех, кто ведет освоение северных территорий. 

— Очевидно, что параллельно с освоением Арктики необходимы серьезные научные исследования и постоянный контроль за экологическими изменениями в Арктике. Достаточно ли, на ваш взгляд, делает сегодня РФ в этом направлении?

— В России реализуется множество проектов, нацеленных на сохранение Арктики. На постоянном контроле находится вопрос поддержания биоразнообразия. Чтобы вести научные исследования, на Ямале и в Мурманской области построят арктические станции «Снежинка» — постоянные автономные комплексы. Их жизнеобеспечение будет налажено с помощью возобновляемых источников энергии, с использованием возможностей водородной энергетики. Помимо научных целей, проект станет пилотным с точки зрения применения альтернативных источников топлива в Арктике. Научные исследования Арктики важно продолжать, хорошо, что возобновились высокоширотные исследования. Так, в начале осени стартовала экспедиция на ледостойкой самодвижущейся платформе «Северный полюс» — для нас это особенный проект. По поручению Минприроды «Ассоциация полярников» совместно с Росгидрометом разработала научную программу исследований Севера. «Северный полюс» продолжит великие традиции российских высокоширотных исследований и закрепит наше лидерство в освоении полярного региона. Кроме того, я вижу, как уверенно развиваются вузы и научные центры изучения Арктики даже в неарктических регионах. Проектов множество, исследования идут и расширяются. Хватает и проблем, но ни одна из них не кажется неразрешимой. 

— Какие направления научной деятельности в Арктике являются приоритет-
ными?

— В первую очередь, это изучение климата Арктики, который меняется гораздо быстрее, чем в остальном мире. Необходимо ускорить разработку и создание методов фиксирования состояния и прогнозирования природных сред Арктики, технологий наблюдения за ними. Такая работа позволяет получить данные о климатических изменениях и состоянии экосистемы региона. Важно изучить риски и особенности функционирования объектов в таких условиях: например, морских судов, станций. Разумеется, высокую степень важности имеют исследования функционального состояния человека в условиях высоких арктических широт, что необходимо для подготовки кадров, развития туризма. Арктика до сих пор изучена менее остальных мест планеты и может дать ответы на многие вопросы. Что касается финансирования научных арктических проектов, то для науки сейчас делается очень много, но правда в том, что для научных исследований никогда не бывает достаточно средств. 

— Научные исследования в Арктике невозможны без современного научного флота. В каком он состоянии?

— Ученые нуждаются в новых научно-экспедиционных судах. Действующие «Академик Фёдоров» и «Академик Сомов» уже устарели. В рамках нацпроекта «Наука» запланировано финансирование на проектирование и строительство новых исследовательских судов, модернизацию существующего научного флота. Возможно, эта работа могла бы идти более интенсивно, и все же именно Россия сегодня обладает, наверное, самыми большими мощностями для проведения исследований в Арктике, чем мы можем гордиться. 

— Россия участвует в целом ряде международных соглашений и инициатив в арктической зоне. К ним относятся как соглашения и инициативы Арктического совета и других региональных организаций (Совета Баренцева/Евроарктического региона, Северного форума, Конференции парламентариев Арктического региона), так и международные соглашения о регулировании судоходства, рыбной ловли, защиты окружающей среды, научные и природоохранные инициативы. Как думаете, удастся сохранить эти проекты?

— Международное взаимодействие по ряду проектов и организаций приостановлено, остается надеяться, что осложнения временные. Мне остается еще раз обозначить позицию, что для развития арктических территорий важно сотрудничество. Никакое полноценное исследование Арктики без России невозможно. Арктика — территория мира и сотрудничества, но, разумеется, Россия ответственна за собственную территорию и будет в любом случае о ней заботиться и развивать.

— Как вы оцениваете предварительные итоги масштабной работы по ликвидации накопленного экологического ущерба в арктической зоне? Приведу такие цифры: только за первый год работ по экологической реабилитации Арктики было собрано порядка пяти тонн техногенных отходов, из них 4,5 тысячи — на островных территориях. А каковы масштабы загрязнения в целом?

— Много отходов скопилось со времен СССР: бочки с горючим, бытовые, промышленные, опасные отходы, затонувшие корабли. Важно, чтобы в ликвидации участвовало и государство, и частный бизнес, корпорации, крупнейшие промышленные предприятия, сами жители, тогда проблему со временем удастся решить. Люди должны помнить, что важно не просто очистить от накопленного мусора, но и не копить новый, иначе мы вечно будем бороться с загрязнением, а для Арктики это особо губительно. 

— Экология Арктики, чистота ее водных ресурсов натолкнули вас на идею использования плавающих льдов в качестве источника питьевой воды. Какова судьба этого проекта?

— Использование запасов пресной воды, формирующихся в Антарктиде, выглядит очень соблазнительно. Миллионы тонн чистейшей воды ежегодно сбрасывается с Антарктического континента в Южный океан в виде айсбергов. И в это же время страны субтропического и тропического пояса задыхаются от отсутствия пресной воды. Глобальные изменения климата, происходящие сегодня, приводят к тому, что осадков в этих районах выпадает все меньше, а значит, меньше становится доступной пресной воды. Это, кстати, одна из важнейших проблем, которую в ближайшее время предстоит решить человечеству. Так вот мы рассчитали, что отбуксировать айсберг от Антарктиды к берегам Европы технически возможно. Был разработан проект, и мы планировали отбуксировать небольшой айсберг в Лиссабон в 1998 году на Всемирную специализированную выставку «Мировой океан. Наследие для будущего». Не сложилось…

Наши наработки мы применили в проекте «Роснефти», которая решала задачу по обеспечению безопасности бурения на арктическом шельфе. Летом 2017 года в ходе арктической научно-исследовательской экспедиции, организованной НК «Роснефть» совместно с ООО «Арктический Научный Центр» и ФГБУ ААНИИ, впервые в российской Арктике был отбуксирован айсберг весом 1,1 млн тонн в условиях ледового поля. За решение этой сложнейшей задачи участникам в 2019 году была присуждена премия Правительства РФ в области науки и техники.

— В одном из интервью вы говорили, что ваши экспедиции и проекты реализуются на частные деньги. Чем помогает государство?

— Все наши проекты уникальны, требуют привлечения высококлассных специалистов и специальных технических решений. Не секрет, что внесение проекта в Федеральный бюджет влечет подготовку огромного количества бумаг и значительных усилий. Регулирующий выполнение проекта за счет средств федерального бюджета ФЗ № 44 требует очень строгого соблюдения непростых требований к выполнению конкурсных процедур и соблюдению бюджетной дисциплины.

Использование внебюджетных источников позволяет значительно упростить эти процедуры, сэкономить время и в итоге добиться успеха без затрат на прохождение многочисленных инстанций и соблюдение строгих процедур, что в ходе научных исследований сделать и обосновать бывает крайне непросто.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *