16/07/2024

“Вторая бомба” под Дугина. Кто стоит за спинами «московских студентов», атаковавших философа

0

Недавно студенты Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) устроили громкий протест – выступили с петицией «против учебно-научного центра имени Ивана Ильина». Она была обнародована под пафосным заголовком «Нет фашизму в стенах РГГУ!» и направлена в адрес руководства ВУЗа.

«Мы, — говорится, в частности, в петиции, — студенты Российского Государственного Гуманитарного университета (РГГУ) и неравнодушные граждане, выражаем свое искреннее возмущение и негодование в связи с созданием учебно-научного центра имени ультраправого философа Ивана Ильина. В XX веке Иван Ильин активно потворствовал деятельности немецко-фашистского режима, оправдывал преступления Гитлера противостоянием с большевизмом и писал о необходимости русского фашизма».

«Университет должен оставаться обителью знаний и творчества, свободного от политической конъюнктуры и пропаганды. Мы убеждены, что философствования Ильина имеют мало общего с ценностями прогрессивного человечества», — заявили авторы документа, выражая возмущение тем, что руководителем этого центра назначен, как они пишут, «ультраправый философ Александр Гельевич Дугин».

«Мы хотим верить, что мы не одиноки в своём порыве, а потому просим помощи у всей неравнодушной прогрессивной общественности!» — объявили они.

Не вдаваясь пока в суть дела, сразу же обратим внимание на такие выражения, как «ценности прогрессивного человечества», «неравнодушная прогрессивная общественность» и т.п. Что-то очень и очень знакомое, не правда ли? Это не те ли «ценности», за насаждение которых в России ратуют сегодня глобалисты? Не та ли это «прогрессивная общественность», как именуют себя прозападные либералы, сбежавшие из России после начала СВО? А как вам нравится фраза: «Университет — вне политики»? Это во времена-то СВО? Наша хата с краю? К этому они призывают?

А жупел «фашизма» — это тот самый излюбленный прием, который либералы уже давно используют против всех противников глобализма, европейских правых и консервативных партий, выступающих против диктата Вашингтона и Брюсселя, за национальные ценности своих государств.

«Фашизм» на новоязе западных левых и либералов сегодня — это любая идеология укрепления сильного суверенного национального государства, способного противодействовать внешним и внутренним угрозам своему суверенитету.

В число «фашистов» там уже давно причислили и премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, осмеливающегося возражать Брюсселю, и итальянского политика Маттео Сальвини, выступавшего против наплыва в Италию мигрантов, и лидеров партии «Альтернатива для Германии», противостоящих провальному проамериканскому курсу канцлера Олафа Шольца, и даже американского миллиардера Илона Маска, который нередко поступает вразрез мнению либерального истеблишмента США. 

По своему стилю эта «петиция», а по сути, фальшивый навет, сфабрикованный от имени якобы студентов РГГУ, сильно напоминает пропагандистские листовки, составленные под диктовку сторонников Сороса и прозападных либералов, которые еще занимают прочные позиции в некоторых российских ВУЗах. 

Но начнем по порядку. Напомним, что Высшая политическая школа им. Ивана Ильина — учебно-научный центр при Российском государственном гуманитарном университете, созданный по решению учёного совет РГГУ в августе 2023 года. Должность директора учебно-научного центра занял доктор социологических наук, доктор политических наук, кандидат философских наук, русский философ Александр Дугин. Презентация Школы состоялась на научно-практической конференции «Духовно-нравственное воспитание в высшей школе» в московском Храме Христа Спасителя: Александр Дугин охарактеризовал имеющееся в России гуманитарное образование как антироссийское и западоцентричное, а митрополит Евгений, председатель Синодального отдела религиозного образования и катехизации Русской православной церкви, поддержал образовательную инициативу Дугина, отметив, что важнейшей задачей Высшей политической школы станет подготовка проректоров высших школ по воспитательной работе.

Ну, а чем же не угодил подписантам великий русский философ Иван Ильин, которого часто цитирует президент России Владимир Путин, и именем которого и назван новый центр в РГГУ? Изгнанный после революции из России, Ильин большую часть своей жизни прожил за границей. Почти столетие назад Ильин поразительно точно объяснил причины революции и временного торжества зла большевизма, уверенно предсказал неизбежный крах СССР, и даже многое из того, что потом произошло в нашей стране, в том числе даже то, что сегодня происходит на Украине.

Родился Иван Александрович в Москве, его предками были простые русские люди. Именно от них, как отмечают историки, он унаследовал жизненные правила и глубокое убеждение в том, что только духовность есть ключ к истинному счастью. После окончания гимназии с золотой медалью Ильин поступил в Московский университет на юридический факультет. Успешно сдав магистерские экзамены, был утвержден в звании приват-доцента юридического факультета, а потом отправлен в традиционную командировку в знаменитые университетские центры Европы. Вернувшись, он продолжил заниматься научной и педагогической деятельностью. За его диссертацию «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека» ему присудили сразу две степени: магистра и доктора наук.

Но тут грянула революция и жизнь ученого резко переломилась. Ильин сразу стал убежденным противником большевизма и никак этого не скрывал. Его арестовывали шесть раз, приговаривали к смерти. Он чудом избежал расстрела и «за непризнание советской власти», был выслан за пределы СССР на знаменитом «Философском пароходе» вместе с другими лучшими деятелями русской культуры.

За границей Ильину пришлось трудно. Средств не было, ученый не умел приспосабливаться, с целью устроить свою жизнь. В Германии Ильин более 11 лет состоял профессором Русского научного института, преподавал и часто читал лекции в разных городах Европы. 

Иван Александрович Ильин был блестящим оратором, умел завораживать аудиторию глубиной своей мысли, невероятной эрудицией, твердой убежденностью в великое предназначение России, самой мощью своей незаурядной натуры. Архиепископ Рижский даже уговаривал его принять духовный сан, чтобы стать проповедником. 

Когда в Германии к власти пришли нацисты, Ильина, которого авторы петиции сегодня называют «фашистом», изгнали из института, а потом и из страны. Он поселился в пригороде Цюриха и там прошла вторая часть его эмигрантской жизни. Последние годы жизни Ильин тяжело болел. Умер он в 1954 году. В 2005 году прах философа вернулся на родину и был перезахоронен в Москве в Донском монастыре вместе с генералом Деникиным.

Архимандрит Константин писал, что вклад Ильина в сокровищницу русской культуры определяется не только своей громадностью, но и тем, что «за всем этим богатством стоит непоколебимая воля. Мыслитель по образованию, талантам, вкусам, воспитанию, профессии, Иван Александрович одновременно был гражданином. И не в том смысле, что он способен отвлечься от работы мысли, чтобы взяться за меч или хотя бы выйти на площадь, а в том, что саму свою мысль он сознательно, убежденно, последовательно и неуклонно ставил на службу гражданского долга».

Иван Ильин написал более 30 книг по философии, истории политических учений, по вопросам религии, культуры и политики. Важное место в его творческом наследии занимает книга «Наши задачи», своеобразный манифест русской идеи и русского патриотизма. Она возникла из отдельных «пропагандистских» статей, которые печатались на ротаторе небольшим тиражом, без подписи, только для единомышленников. Получатели их размножали и рассылали друзьям. Их сборник с именем автора был издан уже после смерти Ильина в Париже, а в России его напечатали только в 1991 году.

 «И вот, — описывал трагические последствия 1917 года Иван Ильин, — преступный мир покинул тюрьмы, освобождая их для “контрреволюционеров”, — и привычные жители тюрем влились в революцию. Уголовные, принимавшие коммунистическую программу, быстро и легко врастали в партию и, особенно, в Чеку, уголовные, желавшие грабить самовольно, вне революционной дисциплины, арестовывались и расстреливались… Так возник этот режим: разбойники стали чиновниками, а чиновники — разбойниками».

«Судьба русских людей двадцатого века, — беспримерна по своей тягости, — отмечал философ. — Впервые в истории мобилизовались такие силы зла, впервые изобретены приемы такого террора, компрометирующего самое здоровое начало государственности, впервые создан заговор такого интернационального охвата, такого подрыва, такой злодейской меткости, такой неисчерпаемой одержимости».

И все-таки Ильин не был сторонником «теории заговора». «Русский народ, — писал он, — пошел за большевиками в смутных и беспомощных поисках новой справедливости. “Старое” — казалось ему несправедливым, “новое” манило его “справедливостью”». Однако, по мнению Ильина, «социализм и коммунизм вообще ведут не к справедливости, а к новому неравенству и что равенство и справедливость совсем не одно и то же», ибо люди неравны от природы. Революционное равнение «вниз» ведет к тому, что худшие люди (карьеристы, симулянты, подхалимы, люди беспринципные, бессовестные, продажные, «ловчилы») выдвигаются вперед и вверх, а лучшие люди задыхаются и терпят всяческое гонение.

«Если “аристос” значит по-гречески наилучший, а “какистос” — наихудший, то этот строй может быть по справедливости обозначен как правление наихудших или “какистократия”». Таким изобретенным им термином Ильин определил существовавшую в СССР государственную систему. 

Ильин был убежден, что большевизм в России рухнет и только тогда страна сможет возродиться. Но он с большим сомнением относился к попыткам навязать освободившейся России демократию западного типа и пророчески предсказывал порочность грядущего глобализма. 

Нет «единого государственного строя», который был бы наилучшим для всех стран и народов, указывал он.

«На введении демократии в грядущей России настаивают, во-первых, неосведомленные и лукавые иностранцы, а во-вторых, бывшие российские граждане, ищущие ныне погубления и разложения России… И, как часто мы видим, что люди торопятся объявить себя “демократами” ради признания со стороны недругов России и закулисных субсидий!», — отмечал Ильин. Мечтая о новой России, оказавшийся далеко от нее Ильин высказывал опасение:

«Мы не знаем, как сложится государственная власть в России после большевиков. Но знаем, что если она будет антинациональной и противогосударственной, угодливой по отношению к иностранцам, расчленяющей страну и патриотически-безыдейной, то революция не прекратится, а вступит в фазу новой гибели; и тогда все предлагаемое будет отсрочено».

И ведь после 1991 года, когда распался СССР, и новая власть старалась во всем угодить Западу, наша страна и в самом деле оказалась на грани именно такого развития события. Только с огромным трудом, катастрофу удалось предотвратить.

Ильин был уверен, что главная цель Запада — расчленение и ослабление России. «Не умно ждать от неприятелей — доброжелательства, — предупреждал он. — Им нужна слабая Россия, изнемогающая в смутах, в революциях, в гражданских войнах и в расчленении. Им нужна Россия с убывающим народонаселением. Им нужна Россия безвольная, погружённая в несущественные и нескончаемые партийные распри, вечно застревающая в разногласии и многоволении, неспособная ни оздоровить свои финансы, ни провести военный бюджет, ни создать свою армию, ни примирить рабочего с крестьянином, ни построить необходимый флот. Им нужна Россия расчленённая, по наивному “свободолюбию” согласная на расчленение и воображающая, что её “благо” — в распадении. Но единая Россия им не нужна».

«У национальной России есть враги, — писал Ильин в статье «Расчленителям России». — Их не надо называть по именам, ибо мы знаем их, и они знают сами себя. Они появились не со вчерашнего дня, и дела их всем известны из истории. Для одних национальная Россия слишком велика, народ её кажется им слишком многочисленным, намерения и планы её кажутся им тревожно-загадочными и, вероятно, «завоевательными», и самое «единство» её представляется им угрозой. Малое государство часто боится большого соседа, особенно такого, страна которого расположена слишком близко, язык которого чужд и непонятен и культура которого инородна и своеобразна. Это противники — в силу слабости, опасения и неосведомлённости. Другие видят в национальной России — соперника, правда, ни в чём и никак не посягающего на их достояние, но «могущего однажды захотеть посягнуть» на него или слишком успешным мореплаванием, или сближением с восточными странами, или же торговой конкуренцией! Это недоброхоты — по морскому и торговому соперничеству. 
Есть и такие, которые сами одержимы завоевательными намерениями и промышленной завистью: им завидно, что у русского соседа большие пространства и естественные богатства; и вот они пытаются уверить себя и других, что русский народ принадлежит к низшей, полуварварской расе, что он является не более чем “историческим навозом” и что “сам бог” предназначил его для завоевания, покорения и исчезновения с лица земли. Это враги — из зависти, жадности и властолюбия.

Но есть и давние религиозные недруги, не находящие себе покоя оттого, что русский народ упорствует в своей “схизме” или “ереси”, не приемлет “истины” и “покорности” и не поддается церковному поглощению. А так как крестовые походы против него невозможны и на костер его не взведёшь, то остаётся одно: повергнуть его в глубочайшую смуту, разложение и бедствия, которые и будут для него или «спасительным чистилищем», или же “железной метлой”, выметающей Православие в мусорную яму истории. Это недруги — из фанатизма и церковного властолюбия. Наконец, есть и такие, которые не успокоятся до тех пор, пока им не удастся овладеть русским народом через малозаметную инфильтрацию его души и воли, чтобы привить ему под видом “терпимости” — безбожие, под видом “республики” — покорность закулисным мановениям и под видом “федерации” — национальное обезличие».

Но куда же тогда идти сегодня России? В чем сущность русской идеи? В чем суть русского патриотизма? «Русская идея, — писал Ильин, — есть идея сердца… Она утверждает, что главное в жизни есть любовь и, что именно любовью строится совместная жизнь на земле, ибо из любви родится вера и вся культура духа. И все это не идеализация и не миф, а живая сила русской истории. О доброте, ласковости и гостеприимстве, а также о свободолюбии русских славян свидетельствуют единогласно древние источники — и византийские, и арабские. Русская народная сказка вся проникнута певучим добродушием. Русская песнь есть прямое излияние сердечного чувства… это дух живет в русской поэзии и в русской литературе, в русской живописи и в русской музыке».

На любви покоится, по мысли Ильина, и определение русского патриотизма, как безграничной любви к Родине. «Любовь к Родине, — пишет он, — соединяется с верою в неё, с верою в ее призвание, в творческую силу ее духа, в тот грядущий расцвет, который ее ожидает… А люди без Родины, становятся исторической пылью, блеклой осенней листвой, гонимой с места на место и втаптываемой чужеземцами в грязь».

Разве это не предупреждения со стороны великого русского философа всем тем, кто в феврале прошлого года, когда началась СВО, трусливо бежал из России? Ведь они и в самом деле оказались там в самом жалком положении людей, которых наглые «чужеземцы втаптывают в грязь». 

Но особенно поразительно его сбывшееся пророчество в отношении Украины. Рассуждая о том, как враги России будут пытаться ее расчленить, Ильин был уверен, что «первою жертвою явится политически и стратегически бессильная Украина, которая будет в благоприятный момент легко оккупирована и аннексирована с запада».

«Украина, — писал Ильин в статье «Основы борьбы за национальную Россию», — признается наиболее угрожаемою частью России в смысле отделения и завоевания. Украинский сепаратизм есть явление искусственное, лишенное реальных оснований. Он возник из честолюбия вожаков и международной завоевательной интриги. Малороссы суть ветвь единого, славянороссийского народа. Эта ветвь не имеет причин враждовать с другими ветвями того же народа и отделяться в отдельное государство. Отделившись, это государство предает само себя на завоевание и разграбление иностранцам. Малороссия и Великороссия связаны воедино верой, племенем, исторической судьбой, географическим положением, хозяйством, культурой и политикой. Иностранцы, подготовляющие расчленение, должны помнить, что они объявляют этим всей России вековую борьбу».

Ильин был уверен, что Россия сможет победить в этой смертельной схватке с Западом. Она, писал Иван Александрович, «соберет все свои огромные силы, разовьет свою технику, найдет себе могучих союзников и будет бороться до тех пор, пока не подорвет в конец и навсегда мощь расчленяющей державы. Национальная Россия не ищет ничьей погибели, но она сумеет ответить своевременно на всякую попытку расчленения и будет бороться до конца. Всякой державе выгодней иметь Россию другом, а не врагом. История еще не сказала своего последнего слова».

И вот этого великого русского философа, горячего патриота России, человека трагической судьбы, какие-то недоучившиеся и, как видно, малообразованные недоумки, посмели назвать «фашистом»?

Да, в эмиграции некоторые противники Ивана Александровича, а сегодня леваки и неокоммунисты, действительно приписывали ему «сотрудничество» с фашистскими деятелями. Но почему? А потому, что философ поддерживал борьбу с «либерально-демократическим гипнозом», большевизацией. На самом же деле философ жёстко критиковал фашистов за правый тоталитаризм, который направлен на лживый идеальный строй. Ильин выступал и против коррупции и партийной монополизации. Не был Иван Александрович и воинствующим националистом и шовинистом, что ему приписывают недоброжелатели. Он был против «впадения в идолопоклоннический цесаризм с его демагогией, раболепством и деспотией». Именно из-за разногласий с нацистами его уволили из Русского научного института (РНИ) в Берлине. Вскоре он переехал в Швейцарию, где продолжил работать как против коммунизма, так и против фашизма.

Обвинения Ильина в «фашизме» связывают с его статьей, которая появилась 17 мая 1933 года в парижской белоэмигрантской прессе под заголовком: «Национализм. Новый дух» с оценкой произошедших в Германии, где он в ту пору проживал, политических перемен. «То, что происходит в Германии, — писал, в частности, Ильин, — есть огромный политический и социальный переворот… Это есть движение национальной страсти и политического кипения».

Но, напомним, написал это Ильин в то время, когда и в СССР еще относились к Гитлеру вполне лояльно. Есть свидетельства о том, что в 1934 году Сталин произнес по отношению к фюреру восхищенную фразу: «Вот это вождь!» На фоне слабых европейских правителей Гитлер, как можно предположить, выгодно выделялся в его глазах своей организаторской «жилкой», умением сплотить нацию. К тому же, Сталин опасался объединения европейских плутократов и США для борьбы с коммунизмом и, возможно, видел одно время в Гитлере союзника.

Да и сближение СССР с гитлеровской Германией имело место. 19 августа 1939 года было подписано Германо-Советское торговое соглашение, по которому Советский Союз обязался регулярно поставлять Германии металлы, нефтепродукты, хлопок, фуражное зерно и другую продукцию, в том числе и для целей военного производства. 11 февраля 1940 года Германии было предоставлено право транзита через советскую территорию грузов для торговли со странами Ближнего Востока. 23 августа 1939 года, как известно, был заключен пресловутый пакт о ненападении между Молотовым и Риббентропом. В сентябре 1939 года даже проводились совместные парады подразделений германских вооруженных сил и Красной Армии на «присоединенных территориях» — в Бресте, Белостоке, Гродно, Львове. Так что, огульно причисляя русского патриота Ильина к «фашистам», организаторы «петиции» вполне могли бы зачислить в их число и самого Сталина. 

На самом деле, эта акция, организованная прозападными либералами под прикрытием «студентов РГГУ», направлена не столько против Ильина, сколько против Александра Дугина, который выступает сегодня, как один из ведущих публицистов и идеологов, горячо отстаивающий суверенный, независимый курс России. 

Он активно поддерживает реформы, которые проводит для преобразования нашего государства президент Владимир Путин.

А потому ясно, что «петиция студентов» — это всего лишь ширма для очередной подрывной акции с целью раскола России изнутри. И ответ на вопрос, а кто же направил студентов РГГУ к созданию петиции, дал ректор этого университета Александр Безбородов. Он прямо объявил, что учащиеся действовали «в интересах украинских спецслужб». А если продолжать ряд, то — в интересах западных спецслужб, в частности НАТО и США.

И такая подрывная работа ведется и в других гуманитарных ВУЗах России. В частности, осуществляется через Институт философии Российской академии наук (ИФ РАН). Многие «специалисты» этого учреждения давно работают над идеями отказа от религии, национальности, семейных ценностей, выступают за аборты и эвтаназию. По сведениям СМИ, ИФ РАН давно должен был возглавить Александр Дугин. Но ему глобалистские силы, действующие тайно в России, этого сделать не дали. А теперь, когда его назначили на пост главы учебно-научного центра имени Ивана Ильина в РГГУ, они начали его травлю. Ведь нападая на Ильина, они нападают на Дугина. Эта «петиция» — вторая бомба, которую ему пытаются подложить уже не украинские террористы с помощью западных спецслужб, а пятая колонна внутри России. Но главное, что нападая на Дугина, они нападают и на Путина, на тот курс, который проводит президент, отстаивая суверенитет России.

Ответ на эти нападки на Дугина уже дал пресс-секретарь президента Дмитрий Песков: «Мы не хотели бы быть частью этой дискуссии. Президент действительно неоднократно цитировал Ильина. Да и в любом случае оскорбления Дугина считаем непозволительными».

Источник

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *