16/07/2024

Андрей Школьников: Когнитивная ловушка «красных линий»

0
Красные линии геополитики

Для ментальных / психоисторических войн можно выделить три уровня: тактический (информационные), оперативный (когнитивные) и стратегический (собственно ментальные или психоисторические). Методологически надо разделить понятие «ментальные» и «психоисторические» войны. В целом противостояние за умы называть ментальным, а его стратегический уровень – психоисторическим. Пока этот момент подвесим, так как надо пересматривать и корректировать предыдущие тексты или каждый раз объяснять различия.

Одним из успешных элементов когнитивной войны (изменение процессов принятия решений, чтобы противник думал, что движется к своей цели, но реально осуществляет чужие планы) против России является концепция «красных линий». Её подхватили все, кто ни попадя, раз за разом транслируя и усиливая эту когнитивную ловушку. Данное понятие изначально является манипулятивным и не имеет отношения к стратегии, это элемент присущей англосаксам упрощенной, ступенчатой модели, примером которой является «окно Овертона». Ломается такое поведение и мышление прыжком за флажки, что Россия регулярно и делает последние годы.

В рамках данного подхода всегда есть четкие, прозрачные и простые критерии, после которых сразу же наступает новое состояние системы. Красные линии – аллюзия на линии обороны в классической сухопутной войне за пространство, когда после прорыва фронта следует отступление на следующий рубеж. В нелинейном и необывательском подходе к стратегии логика иная, происходит сравнение альтернатив и совокупности последствий, работает принцип соломинки, которая ломает хребет верблюду. Решение об активации жестких, ответных решений принимается, не исходя из видимых и всем известных критериев, которыми противник может манипулировать, а по совокупности.

Противник не должен знать, сколько и чего вы посчитаете допустимым, чтобы ваши реакции стали для него большой неожиданностью. Может казаться, что ничего серьезного не произошло, но чаша терпения переполнилась, случился слом, обрушение. После чего остаётся лишь ошарашенно гадать, что это было, почему вчера было хорошо, а сегодня ощущение идиотского мема с «3 сентября» и Михаилом Шуфутинским. Происходит попытка найти прямые причинно-следственные связи, удивляясь, почему ровно такие же события ранее проходили безболезненно и незаметно.

Использование понятия «красной линии» оказалось наполнено иными смыслами, фактически, они воспринимаются в качестве «kill factor», флага, срабатывание которого полностью обнуляет все другие условия и варианты. Для примера, можно долго считать показатели эффективности руководителей предприятия ВПК, но невыполнение гособоронзаказа, тот самый убойный фактор, после которого никаких бонусов не должно быть никому.

Забавно, но практически все “эксперты”, говорящие головы и плюшевые мишки дружно влетели в данную когнитивную ловушку, с упоением рассуждая про аккуратно подброшенные им противником конкретные «красные линии» и/или самозабвенно рисуя их, превращая любую угрозу и риск в убойный фактор, за которым обязательно нужно «весь мир в труху». Для этих индивидов любой заступ должен тут же вызывать рефлекторный ответный удар. Идеальное поведение для манипулирующего противника, который благодаря этому способен очень точно и четко прогнозировать действия оппонента. 

И, да, раз уж заговорили про не очень адекватных и разумных людей, опять узрел настойчивые попытки сбора биометрических данных военнослужащих и членов их семей, но это уже не когнитивная ловушка, а прогрессирующий идиотизм…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *