24/07/2024

Киргизия. Чудеса словесной акробатики. “Киргизское экономическое чудо”?!

0

В Киргизии звучат фанфары по поводу «невиданных» успехов социально-экономической политики. Рост в отдельных сферах, однако, базируется на весьма непрочном фундаменте и может смениться столь же стремительным падением. Свидетельством серьёзных неполадок стали антииммигрантские волнения. 

Одним из шаблонов манипуляции сознанием является «экономическое чудо». Этим термином буржуазная пропаганда обозначает развитие Германии, Японии, Сингапура и ряда других стран, навязывая обывателю мысль о том, что капитализм способен творить чудеса. При этом условия, в которых происходили подобные «прорывы», их движущие силы и заплаченная цена, остаются за рамками идеологического штампа. И, конечно, авторы в упор не видят явлений, которые действительно можно назвать чудом организации, энтузиазма и достигнутых результатов. Например, советской индустриализации и послевоенного восстановления страны.

К этому неоднозначному определению, между тем, всё чаще прибегают провластные «златоусты» в Киргизии. «Три года президентства Садыра Жапарова — время цифр. Средняя зарплата с 200 долларов доросла до 350. Экономика прибавляет по 9 процентов», — утверждается в одном из материалов под красноречивым названием «Экономическое чудо Кыргызстана». Понятно, что такие откровения являются перепевками официальной риторики. Как заявили недавно в правительстве, темпы роста ВВП в настоящее время превышают 7 процентов. По словам премьер-министра Акылбека Жапарова, это позволит «вывести ракету экономики в стратосферу» и к 2050 году увеличить её объём до 200 миллиардов долларов.

Премьер-министр Киргизии Акылбек Жапаров

Правда это или нет, сказать трудно. В последнее время власти взяли за привычку пересмотр экономических показателей в сторону увеличения. К примеру, пересчитанные по новой методологии цифры сбора налогов «дали толчок» росту ВВП. Оказалось, что в 2022 году он составил не 6, а 9 процентов, а по отношению к прошлому году увеличение было задним числом пересмотрено с 4,4 до 6,2 процента.

Если в этом и нет подлога, назвать ситуацию в экономике здоровой нельзя. Сами чиновники признают, что производственный сектор чувствует себя не столь хорошо. Например, в промышленности темпы роста по итогам прошлого года равнялись 2,7 процента, а в сельском хозяйстве — 0,6 процента. По результатам апреля года нынешнего эти цифры не сильно изменились, составив соответственно 2,2 и 2,1 процента. Падение в 5-6 процентов зафиксировано в главных отраслях промышленности Киргизии: добыче полезных ископаемых и производстве металлов.

Относительно неплохие показатели экономики в целом были достигнуты за счёт сферы услуг и торговли, преимущественно транзитной. После ужесточения Западом антироссийских санкций Киргизия превратилась в перевалочную базу для поставок различных товаров, например автомобилей. Только за первый квартал этого года из Китая было завезено 50 с лишним тысяч машин на 911 миллионов долларов. Это только обострило сильнейший перекос структуры торгового оборота республики. Импорт более чем в шесть раз превышает экспорт (3,2 миллиарда долларов против 510 миллионов за первый квартал), в последнем же преобладает золото. Вместе с рудами и концентратами других металлов, а также медными отходами и ломом оно занимает почти половину вывоза из страны.

Гедабейское золоторудное месторождение

Колебаниям подвержен ещё один источник средств для экономики Киргизии — переводы от трудовых мигрантов. В прошлом году они составили 2,7 миллиарда долларов — на 380 миллионов, или 12 процентов, меньше, чем в 2022-м. За первые три месяца этого года объём переведённых средств вырос почти на 13 процентов, но устойчива ли эта положительная динамика, сказать сложно.

Но, пожалуй, самым главным «фактором неопределённости» для социально-экономической системы страны является курс её руководства. Основным отличием нынешнего режима от предыдущих является степень популизма. Не меняя порочных основ установившихся после 1991 года порядков, власть научилась ловко манипулировать общественным сознанием. Она прибегает к самым разным заявлениям, тасуя их «в угоду моменту» и порой меняя содержание на прямо противоположное.

Например, выступая 22 мая на одном из мероприятий, президент объявил о негодности неолиберальной модели и надеждах на «невидимую руку рынка». «Мы потратили много лет, слепо веря в этот принцип. Нам сказали, что «государство плохой менеджер», «правительство не может играть никакой роли в экономике». Это ложная идеология, противоречащая интересам простых людей. Мы стали свидетелями того, что никакого развития не было, наоборот, наша страна была разграблена, разрушена и почти исчезла… Больше не должно быть такого, что богатеет только отдельная группа людей», — провозгласил Садыр Жапаров.

Президент Киргизии Садыр Жапаров

Относительно недавно, однако, глава государства занимал совершенно иную позицию. «Экономическая реальность подтвердила, что частный управленец работает более эффективно, чем государственный. Наша задача — реструктурировать госпредприятия и в будущем передать их в частную собственность. На стратегических объектах необходимо приватизировать рабочие функции и сервисные услуги. Фонд гос-имущества после выполнения этих работ должен быть ликвидирован. Государственное имущество, не подлежащее приватизации, должно быть передано министерствам, ведомствам и органам местного самоуправления», — говорил он. После президентского «наказа» был принят план приватизации на 2023—2025 годы, в который включили 34 объекта. Да и в последнем выступлении Садыр Жапаров, ругая неолиберализм, тут же заявил о мерах по сокращению проверок бизнеса и снижению социальных отчислений.

То, что руководство страны пока не собирается ставить развитие экономики на службу интересам простых граждан, подтверждается даже официальной статистикой. Уровень бедности, превысивший 30 процентов, пока не демонстрирует тенденций к снижению, а формальное повышение зарплат часто оборачивается сокращением доходов. Так, младший медицинский персонал Нарынской областной больницы в начале мая обратился в правительство, возмутившись изменениями в системе оплаты труда. После объявленного роста оклада на 3,8 тысячи сомов (3,6 тыс. руб.) их лишили различных доплат, так что в реальности сотрудники стали получать меньше, чем раньше, на 400 сомов (380 руб.). И примеров подобной «заботы» немало.

Бишкек

Ещё одним тревожным сигналом стали беспорядки на межнациональной почве. В середине мая в Бишкеке произошла массовая драка местных жителей с иностранными гражданами — преимущественно пакистанского происхождения. Разгорячённые молодчики врывались в общежития, где проживали иностранцы, грабили и избивали постояльцев. В то же время по мессенджерам и социальным сетям рассылались фальшивки о гибели граждан Киргизии. После этого по столице прокатились стихийные митинги с антииммигрантскими лозунгами. В результате беспорядков пострадали три десятка человек.

Власти заняли довольно хитрую позицию. В своём обращении президент назвал участников волнений «патриотически настроенной молодёжью», возложив вину на неких провокаторов из числа тех, «кто не смог прийти к власти, не одобряет борьбу с коррупцией». Между тем условия для повторения подобных событий сохраняются. Местные владельцы собственности заинтересованы в привлечении дешёвой рабочей силы из Пакистана, Индии и Бангладеш. Если в предыдущие годы квота для иностранных рабочих не превышала 16 тысяч человек, то в этом году она увеличена до 25 тысяч. Реальное их число, однако, может быть намного выше. В основном иностранцы работают в швейных цехах и в строительной сфере. Чиновники прямо говорят о выгоде такой политики. Как заявили в министерстве труда, мигранты более дисциплинированны и «трудятся сверх установленного графика». Такое оправдание эксплуатации из уст чиновников услышишь не каждый день!

Пакистанские мигранты в Киргизии

Настораживает позиция ряда авторов – и не только из Киргизии. Выгораживая бизнес и власть, они фактически возлагают вину на «чужаков», которые из-за отличающихся языка, одежды и даже запаха якобы раздражают местных жителей. Впрочем, это лишь слепок с пропагандистских методик в других странах, где «стрелки» переводятся с капитала на трудящихся других цвета кожи и религии.

Вторым фактором является большое количество деклассированных элементов в самой Киргизии. Приезжая в поисках работы в крупные города, они либо не находят её, либо вовлечены в неформальный и непостоянный труд. Такие граждане являются «горючим материалом» для различных провокаций и беспорядков. Готовности решать эти проблемы пока не видно. Для власти куда проще очаровывать население с помощью красивых слов об экономическом росте.

Источник

Сергей Кожемякин, собкорр «Правды». г. Бишкек.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *