15/07/2024

Три идеи для мира от Дмитрия Выдрина: реальность, нормальность, моральность

0
Дмитрий Выдрин, философ, политолог

Новой, в смысле большой, войны не будет. Глобальные элиты слишком изнежены. Но и мира не будет. Часть планетарной элиты слишком оскотинилась. Такие мыли в интервью высказал политолог и политтехнолог Дмитрий Выдрин.

— Дмитрий Игнатьевич, cоветники Трампа анонсировали мирный план по Украине. Он достаточно ультимативен и для России, и для Украины. Как вы считаете, отражает ли данный план истинные желания политикума США и самих американцев?

— Помните знаменитую фразу из культового фильма: о чем бы не говорили американцы, они всегда, на самом деле, говорят о деньгах? Тем более, это касается советников Трампа.

Я кое-кого из них знавал лично и могу утверждать, что их интересуют только власть. А в Америке власть — это иное название денег. Больших денег.

А всякие там благоглупости типа “мирных планов” — не больше, чем часть избирательной технологии. Точнее — способ продемонстрировать избирателям брутальность, патриотичность, решительность своего патрона.

Штаты невероятно эгоцентрическая страна. Это мы традиционно вовлечены — духовно, эмоционально — практически во все мировые события. Это про нас “Я хату покинул, пошел воевать, чтоб землю в Гренаде крестьянам отдать…”

А для типичных янки, мир ограничен средой его обитания — карьерой, заработком, бытовыми удобствами. Иногда — гольфовым полем.

Подозреваю, что почти 900 американских баз по всему миру — попытка их элиты по “расширению сознания” своих сограждан. Попытка провалившаяся.

Штаты явно входят в стадию “шагреневой геополитики”. Их операционное поле скукоживается. “Великая шахматная доска” превращается, превращается… в скромную доску для нард и шашек.

Короче, я бы сейчас не заморачивался на анализ завиральных идей трамповской интеллектуальной обслуги. Это не для нас. И не для украинских деятелей. Это для тех, кто через полгода придет в Штатах на избирательные участки. Или проголосует, как у них завелось, прямо с кладбища.

А вот если или когда Трамп выиграет, где-то к марту, если не будет уже поздно, появятся первые реальные международные предложения. Вот их и будем анализировать.

— Чего на сегодняшний день желает Киев и сами граждане Украине? Хотят ли там переговоров с Россией и на каких условиях?

— Помните из Бабеля: “Об чем думает папаша? Он думает об выпить… об дать кому-нибудь по морде, об своих конях…”. То есть окружающая социальная атмосфера определяет все желания и хотелки человека. Или банальнее: бытие определяет сознание.

Соответственно, все желания украинцев вписаны в действующую государственную религию.

Тут фишка в том, что любая монопольная идеология на определенном этапе неизбежно обретает все черты религии. Думаю, что отказ в нашей Конституции от идеологии был продиктован прежде всего интуитивным страхом перед подобной мутацией.

Украина не смогла избежать такой беды. Бандеровская идеология, став монопольно доминирующей, фактически превратилась в религию. Ведь не зря же Бандеру там именуют “святым”. Отсюда, кстати говоря, ненависть к каноническим конфессиям — они воспринимаются как конкуренты за сознание верующих.

Поэтому переговоры сегодня с Киевом вряд ли возможны. Любое предложение, которое не будет вписано в их новые религиозные постулаты, типа “нацiя понад усе”, просто не будет рассматриваться под предлогом богохульства.

Вообще религиозное сознание невозможно изменить логикой. Можно только изменить характер бытия, порождающий этот тип сознания…

— Дмитрий Песков напомнил, что Владимир Путин “неоднократно говорил, что Россия была и остается открытой к переговорам, учитывающим реальное положение дел”. “Недавно он [президент РФ] выступил с мирной инициативой, которая, к сожалению, не была принята ни Западом, ни Украиной”, — отметил Песков. На какие условия, исходя из нынешних реалий, согласна Россия в переговорах и на что категорически нам соглашаться нельзя?

— У России есть только три стратегических союзника: реальность, нормальность, моральность.

Например, мне доводилось общаться с влиятельными афганцами. Они все больше вспоминают “шурави” — наш контингент — в позитивном плане. А американский — в сугубо негативном. Спрашивал: “Почему?”. “Ваши под крышу школы строили, а те — маковые плантации крышевали…”

Хотим влиять на сознание, как уже отмечал выше, должны менять реальность. Если не будет достойной реальности для себя, если не будет красивых реальных проектов для партнеров, тогда никакие наши так называемые инициативы не будут воплощены.

Мы должны говорить с миром не только с позиции силы (хотя и это бывает необходимо), но и с позиции собственных реальных достижений. Уже сегодня российская реальность, превосходит бытие-житие многих наших оппонентов.

Парк “Дерево жизни”, г. Тюмень

Но еще важнее, то, что при всех издержках и изъянах, данная реальность строится на базе “нормальности”. То есть без разрушения традиций, без искажения истории, без отказа от веры, без ограбления соседей.

Не случайно сам термин “нормальность” стремительно вошел в лексикон главных русских смыслотворцев — президента Путина и министра иностранных дел Лаврова.

А наша нормальность, фактически перетекает в моральность. Причем, без назойливого морализаторства. Просто мы не стреляем специально по детям, как недруги в Севастополе…

Плюс отечественная сила, хотя и слабость тоже — в бескомпромиссности. Мы и в реальности, и в нормальности, и в моральности, если уж “стали на лыжню”, то идем до конца.

Поэтому будем зачастую тактически проигрывать хоть в военной, хоть в информационной войнах — лишь бы меньше наносить урон чужому мирняку и меньше врать своему.

Зато потом всё окупается стратегически. Но как же утомительно ждать!

Значит, их герои будут идти на компромиссы ради жизни как Джулиан Ассанж (я искренне считаю его героем — только западным). А наши герои будут отдавать жизнь, чтобы не идти на компромиссы. Ведь даже нормальность у нас разная. У них “нормальные герои всегда идут в обход”. А у нас — напролом…

Но переделывать себя не будем. Это хуже, чем пол менять…

— “Я бы продолжил диалог с Владимиром Путиным…”, — заявил Эмманюэль Макрон в эфире французского подкаста GDIY. Почему он неожиданно изменил риторику в отношении России и угрозы отправить французских военных на Украину сменились готовностью к диалогу с российским лидером Владимиром Путиным? Макрон взял курс на мирные переговоры?

— Макрон, микрон… Забавно. У нас есть такая себе затейница Инстасамка (Дарья в миру). Поет как дышит — про деньги, за деньги. “За деньги да”. Её погоняло можно приблизительно перевести как “секс в актуале”.

Я вообще, обожаю сжимать реальность до одного ключевого слова. Тогда становится понятна суть стоящего за ним явления. Когда-то помог разрулить ситуацию в Каракалпакии, сжав ее до слова “самоволка”.

Или последние президентские выборы в Турции, решались словом “недострой”… Извините, увлекся.

Так вот, Даша выросла в “месте силы”, где сила как раз и создавалась умением вписаться в момент. 

До нее там жил, помнится, могучий старец — “лавмашин” Распутин. Он был, пожалуй, первый так называемый инстасамец. Мастерски умел превратить сиюминутные желания и толпы, и царственных особ (особенно женских) в удовольствия, влияние, деньги, интриги, мадеру.

Теперь вот — слабенькая его реинкорнация Даша. И я бы не топил против нее. Просто мухи летят на определенный запах. Так уж они устроены.

К чему я это? К тому, что появляется еще “инстасамец” Мануэль. Он еще забавнее, чем Дарья. Политик в моменте. “За власть да”. Ну, и будет колебаться вместе с моментом. Точнее с конъюнктурой. Смешно.

— Резюмируя вышесказанное, что нас ждет: новый мир или новая война?

— Был такой политик Лев Давидович Троцкий. Он еще в 1918 году придумал бредовый модус вивенди “ни мира, ни войны”. Но, как поломанные часы дважды в сутки показывают правильное время, так и поломанные политики иногда угадывают черты будущего.

Новой, в смысле большой, войны не будет. Глобальные элиты слишком изнежены для подобного испытания. Но и мира не будет. Часть планетарной элиты слишком оскотинилась для этого.

Будет медленная релокация реальных, нормальных и моральных людей на нашу территорию. Если, конечно, мы будем ежедневно и ежечасно подтверждать эти качества своего мироустройства.

Собственно, этот процесс уже подспудно начался. Я даже подружился с одним замечательным американским режиссером, который стал, вдруг, моим соседом. Но нам еще надо много чего переделать. А им много чего понять.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *