24/07/2024

Режиссеры: Леонид Луков и большая жизнь Донбасса, воспетая в кино

0
Леонид Луков, режиссер, Мариуполь, Донбасс

В одном из писем известного писателя Бориса Горбатова Леониду Лукову есть такие шутливые строки: «В общем, вы тут «национальный герой». В Мариуполе хотели соорудить памятник Вам возле Вашего дома, но не знают, где этот дом и где эта улица».

Леонид Луков – знаковый режиссер для Донбасса, Приазовья, всего СССР и мирового кинематографа. Его честные персонажи из “Большой жизни”, “Двух бойцов”, “Александра Пархоменко”, “Олеко Дундича”, “Это было в Донбассе” и массе других классических кинокартин вошли , кажется в историю нашей страны, навсегда теперь воспевшие степь Донецкую, темные курганы, труд, волю, народную силу. В картинах Лукова сыграли почти все известные актеры СССР.

Для тех, кто еще не знаком с мариупольским самородком, очень рекомендуем посмотреть недлинный документальный фильм.

Программа “Острова”: Леонид луков

Биография

Леонид Луков родился 2 мая (19 апреля по старому стилю) 1909 года в Мариуполе. Его отец был мелким банковским служащим, при этом считался одним из лучших в городе фотографов. Будущий режиссер вспоминал, что в семье катастрофически не хватало денег, часть заработной платы приходилось отдавать за аренду жилья.

Песня “Спят курганы темные” из х/ф “Большая жизнь”

Революция и последовавшая за ней Гражданская война оставили свой отпечаток на характере мальчика: он не был разговорчивым и редко улыбался. В возрасте 12 лет Леонид устроился на работу: трудился в кинотеатре и носил коробки с лентами. Луков старался не пропускать ни один сеанс, увлечение искусством привело его в местный драматический кружок.

Молодой человек окончил рабфак, работал корреспондентом в газете. Свою карьеру в кинематографе он начал в качестве сценариста в 1927 году. В книге «Как я стал режиссером» Леонид так описывал этот эпизод своей биографии:

«Героями моих заметок и статей были шахтеры, их цельные и сильные характеры. Несколько лет спустя, будучи уже в Харькове, я написал свой первый сценарий “Ванька и мститель”. Его поставил на Киевской киностудии режиссер Аксель Лундин. Так я впервые увидел свой замысел на экране, и меня увлекла профессия кинорежиссера».

Леонид Луков

Путь в кинематографе

С 1930 года Леонид трудился на Киевской киностудии. Мужчина работал над документальными фильмами, однако картины не пользовались успехом у зрителей. Все изменилось после премьеры ленты «Итальянка», положившей начало циклу о жизни шахтеров Донбасса.

Фильм «Большая жизнь», снятый по сценарию Павла Нилина, стал лидером проката в советских кинотеатрах — за 1940 год его посмотрели 18,6 млн зрителей. В съемках картины участвовали Борис Андреев, Петр Алейников и Марк Бернес, фразы главных героев разбирали на цитаты. Луков сделал ставку на раскрытие характеров главных героев и показал суровую жизнь шахтерских поселков. Драма пользовалась огромной популярностью в Донбассе, о Леониде вышла серия статей в местных газетах.

Начало Великой Отечественной войны стало шоком для режиссера. Киевская киностудия в полном составе была срочно эвакуирована в Среднюю Азию. Луков продолжил работу, свои фильмы он рассматривал как оружие в борьбе с немецкой пропагандой. В 1943 году состоялась премьера военной драмы «Два бойца», главные роли в картине исполнили Марк Бернес и Борис Андреев.

История о боевой дружбе двух солдат вошла в золотой фонд советского кинематографа. Мэтр Григорий Александров дал следующую характеристику драме «Два бойца»:

«Режиссер Луков создал свежую и по-новому интересную картину. Весь фильм пронизан светлым юмором, и даже в грустных сценах огонек юмора освещает события ласковым и приятным светом».

После окончания войны Луков вернулся к своему любимому циклу художественных фильмов о жизни в Донбассе, в 1946 году вышла картина «Большая жизнь. Вторая серия». Однако продолжение не нашло отклика у зрителей, кинокритики выступили с осуждением работы режиссера. Негативную оценку картине дал даже Иосиф Сталин, и Леонид Давидович лишился поста руководителя «Союздетфильма».

Находясь под постоянным давлением, Луков угодил в творческий кризис, после личной встречи с лидером СССР режиссер испытал сильный стресс. Переживания уроженца Мариуполя отразились на фильмах — они стали однообразными и лишились шарма реалистичности. На этом фоне выделяется лишь мелодрама «Разные судьбы», снятая в 1956 году, главные роли в картине исполнили Татьяна Пилецкая, Юлиан Панич и Татьяна Конюхова. Работа режиссера была тепло встречена зрителями, а музыкальное сопровождение ленты неоднократно переиздавалось на пластинках.

Земляки о мариупольском герое

Мариупольский краевед Лев Яруцкий в 2012 году написал прекрасный материал про Леонида Лукова. Приводим его с незначительными сокращениями.

Когда в наш город приехала сестра Л.Д. Лукова, она повела меня на оживленную Митрополитскую (в то время улица носила имя Карла Либкнехта) и показала малоприметный дом, отмеченный лишь скромным коммунхозовским номером «18», в котором 2 мая 1909 года родился будущий народный артист Российской Федерации, заслуженный артист Узбекской ССР, заслуженный деятель искусств РСФСР, лауреат Государственных премий СССР Леонид Луков.

Дом Леонида Лукова в Мариуполе

Его творчество настолько значительно, что невозможно написать историю советского кинематографа, не уделяя почетного места фильмам нашего земляка. «Большая жизнь» и «Два бойца», «Александр Пархоменко» и «Это было в Донбассе», «Рядовой Александр Матросов» и «Олеко Дундич», «Две жизни» и «Разные судьбы» — вот далеко не полный перечень фильмов, начинающихся с титров: «режиссер-постановщик Леонид Луков». Среди перечисленных произведений есть и такие, которые справедливо считают классикой советского кино.

Непрестанные творческие поиски приводили этого большого мастера в самые различные края огромной страны. Он работал во многих городах и побывал «в разных странах иностранных». Но был край, которому он отдал всю любовь своего сердца, всю силу своего таланта. Это – Донбасс, певцом которого справедливо считают Леонида Лукова. И был город у моря, любимый и незабываемый – Мариуполь. В статье «Как я стал режиссером» он писал: «Мне вспоминается дом, в котором я родился, улицы, по которым бегал босиком, ровный шум морского прибоя и степи – дали просторных донбасских степей, куда меня тянуло всю жизнь неудержимо».

Он был сыном мелкого банковского служащего. Большая семья не имела своего жилья и едва сводила концы с концами. Свою трудовую деятельность Луков начал в двенадцатилетнем возрасте.

Одновременно Луков учился в электропрофтехшколе (ныне Мариупольский индустриальный техникум).

В те годы на центральной улице Мариуполя было два кинотеатра, или, как их тогда называли, иллюзиона. Нередко можно было видеть высокого черноволосого юношу, спешащего с жестяными коробками из одного кинотеатра в другой. Это был Леня Луков, страстно влюбленный в молодое искусство кинематографа. Для того, чтобы бесплатно смотреть все фильмы и не пропускать ни одного из них, он обязался носить коробки с лентами из «Гиганта» в «XX век», обеспечивая демонстрацию одной и той же картины на двух экранах одновременно.

Сарра Давыдовна Лукова передала мне машинописную копию заявки на книгу «Как я стал режиссером», которую Леонид Давыдович собирался, но не успел написать. В этом документе есть любопытные строки о мариупольской юности Л. Лукова:

«Повествование начнется с юношеских лет, когда, увлекаясь искусством, я поступил в мариупольский драмкружок «Юный актер». Пусть покажется сейчас невероятным, но в 14 лет я уже играл Чацкого.

С улыбкой припоминаются далекие годы юности и думается, что немало веселых историй можно восстановить в памяти о наших вечных репетициях (из-за отсутствия помещения) на берегу Азовского моря, и гастроли в близлежащие села, которые не приносили нам ни славы, ни денег. Но как судьба ни наказывала, ни испытывала, мы были верны искусству и не покидали свой драмкружок, несмотря на занятость в школе и на работе на заводе».

Вдобавок к перечисленному Леня Луков в Мариуполе увлекался еще и сочинительством. Немало тетрадей было исписано учеником электротехника эстампажного завода (ныне мариупольский завод «Октябрь»), одно произведение за другим посылал он в различные редакции. «И когда один из моих рассказов, — вспоминал он впоследствии, — вдруг был напечатан в газете «Наша правда» (так назывался тогда «Приазовский рабочий» — Л.Я.), я обрел неимоверную уверенность. Это я вспоминал не раз в трудные моменты сомнений, с каждым годом посещавшим меня все чаще и чаще».

Он был среди первых членов литобъединения, действующего и поныне как литературный клуб «Азовье» при редакции «Приазовского рабочего».

Леониду Лукову было лишь 17 лет, он учился еще на рабфаке и работал грузчиком на табачных складах, когда только что родившаяся Киевская киностудия приняла его первый сценарий «Ванька и Мститель». «Он, пишет один мемуарист, обладал замечательным качеством объединять вокруг себя даровитую молодежь. Большое чувство юмора, ярко выраженная талантливость уже тогда были оценены в коллективе».

Этот романтик, ходивший в латаных штанах, но видевший прекрасное будущее, вскоре стал автором многих обративших на себя внимание фильмов: «Родина моя — комсомол», «Накипь», «Итальянка», «Я люблю». Две последние ленты положили начало знаменитому циклу художественных картин Леонида Лукова о шахтерском Донбассе.

х/ф “Я люблю”, 1936 г.

«Донбасс, — говорил он, — край сильных людей, людей с красивой душой и великим сердцем». Такими явились перед зрителем донецкие горняки в первой серии «Большой жизни» (1940). Она сразу покорила зрителей атмосферой жизненной правды, яркими человеческими характерами. Особый успех имел этот фильм в городах и рабочих поселках Донбасса. На него шли целыми семьями, шли как на большой праздник. Этот фильм стал долгожителем наших кино- и телеэкранов.

х/ф “Александр Пархоменко”, 1942 г.

То, что создано Леонидом Луковым во время Великой Отечественной  войны, стало духовным оружием в руках сражавшегося народа. Известен эпизод, который произошел при сдаче «Александра Пархоменко» (1942). Присутствовавшие  на просмотре представители военного командирования предложили срочно подготовить вариант фильма на украинском языке для отправки его в партизанские соединения. Это было связано с немалыми трудностями, но задание командования выполнили в кратчайший срок, и уже летом 1942 года «Александр Пархоменко», по выражению зрителя, «громил гитлеровцев».

х/ф “Два бойца”, 1943 г.

Еще больший успех выпал на долю картины «Два бойца» (1943). Вот отклики выдающихся мастеров кинематографа об этом творении нашего земляка.

Сергей Юткевич: «Отрадно видеть и ощущать, как растет и крепнет талант Лукова, фильм сделан с прекрасной скромностью, которая всегда является признаком настоящей силы…».

Григорий Александров: «Режиссер Л. Луков создал свежую и по-новому интересную картину. Весь фильм пронизан светлым юмором, и даже в «грустных» сценах «огонек юмора» освещает события ласковым и приятным светом…».

Всеволод Пудовкин: «Художников, которым даются такие картины, следует всячески поддерживать».

«Всячески поддерживать…». Через год с небольшим после Победы, в достижение которой режиссер внес заметный вклад, последовал сокрушительный удар – постановление ЦК ВКП (б) «О кинофильме «Большая жизнь».

Леонид Луков и недовольство Сталина

Вторую серию этого фильма Луков закончил летом 1946 года. В ней он показал, как после освобождения Донбасса, когда фронт откатился на запад, горняки восстанавливают варварски разоренное хозяйство, затопленные лавы. Участвовали в фильме герои первой серии Харитон Балун (Борис Андреев), инженер Петухов (Марк Бернес), Ваня Курский (Петр Алейников) и другие.

х/ф “Большая жизнь”, 2 часть, 1946 г.

Думаю, что Луков совершил ошибку, не устояв перед соблазном продолжить эксплуатацию удачно найденного сюжета, принесшего ему огромный успех. Подлобные попытки и искусстве не единичны, но, как правило, они ни к чему хорошему не приводят – «тому в истории мы тьму примеров слышим».

В фильме чувствуется рука большого мастера, есть в нем немало удачных сцен, операторских и актерских удач. Но есть во второй серии и существенные недочеты, явственно ощущается фальшивость некоторых эпизодов, надуманность сценических построений. Об этом нелицеприятно сказали на худсовете Министерства кинематографии Сергей Герасимов, Всеволод Пудовкин, Николай Охлопков, писатель Леонид Леонов.

Но одно дело – суждения высоких профессионалов (к сожалению, к их мнению не прислушались и фильм  выпустили без поправок), другое дело – приговор «отца народов» с его некомпетентностью в искусстве.

Сталин посмотрел фильм одним из первых. 9 августа на заседании Огрбюро ЦК ВКП(б), на котором обсуждались журналы «Звезда» и «Ленинград», а также и «Большая жизнь» Леонида Лукова и «Иван Грозный» Сергея Эйзенштейна, он, в частности, сказал:

— Возьмем фильм «Большая жизнь». Это – не большая жизнь. Больно смотреть на изображения наших людей. Удивительно, когда дело касается советских людей, умудряются испачкать каждый раз. Обидно. Искажены отношения. В фильме показан не Донбасс культурный, механизированный, а фильм показывает самые грубые процессы физического труда.

Леонид Луков и Андрей Жданов

Тут судьба столкнула на узкой дорожке двух мариупольцев: Андрея Александровича Жданова и Леонида Давыдовича Лукова.

Печально знаменитое постановление ЦК ВКП(б) о журналах «Звезда» и «Ленинград» сталинский идеолог подготовил быстро: через пять дней после упомянутого заседания оно уже было опубликовано. Постановление о «Большой жизни» появилось почти через месяц – 4 сентября. Готовивший его Жданов отвесил в нем своему земляку-мариупольцу полной, как говорится, мерой.

Говорят, что Андрей Александрович был по-своему неплохим, мягким, интеллигентным человеком. Если это так, то он не мог не понимать, сколь беспочвенно обвинять в незнании жизни донецких шахтеров Леонида Лукова, который все свое творчество посвятил Донбассу. Он не мог не понимать, что прав Луков, а не Сталин, что художник воспроизвел на экране то, что есть в жизни: разруху, непомерный тяжкий труд при отсутствии современной  техники и механизации, кровь и пот тех, кто в нечеловечески тяжких условиях восстанавливал разоренный Донбасс. Но Сталину хотелось парадности и победных маршей, а не правды жизни, и Жданов подобострастно передал в постановлении не только мысли, но даже интонации «гениального вождя».

Надо ли говорить, что ни Луков, ни «прорабатываемые» в ждановском документе Сергей Эйзенштейн, Всеволод Пудовкин, Григорий Козинцев и Леонид Трауберг, пусть даже не во всем безупречны были их творения, не заслужили такой злой, такой зубодробительной критики.

Впрочем, Леониду Лукову, можно сказать, «повезло»: его не расстреляли, как Мейерхольда, не превратили в «лагерную пыль», как Бабеля и Мандельштама, не лишили хлебных карточек, как исключенных из Союза писателей Анну Ахматову и Михаила Зощенко. Его, правда, сняли с поста художественного руководителя «Союздетфильма» (ныне киностудия имени М. Горького), но работать не запретили. Он снял фильм «Рядовой Александр Матросов» — его приняли холодно. От него ждали другого.

Что после сентябрьского сорок шестого года постановления Сталин, Молотов и Маленков встретились и беседовали с Эйзенштейном – об этом в нашей печати сообщалось в культовые времена. Но была еще встреча тогдашнего партийного руководства с Леонидом Луковым – публикаций об этом мне читать не приходилось.

х/ф “Донецкие шахтеры”, 1951 г.

Об этой встрече Леонид Давыдович рассказал другу своей мариупольской юности М.А. Замаховскому. Было это в начале 50-х годов, когда Луков, снимавший «Донецких шахтеров», привез творческую группу на отдых в родной город. Я этот рассказ записал со слов М.А. Замаховского в 1967 году.

Лукову сообщили, что он должен быть в Кремле на Малом бюро Совета Министров, где будет обсуждаться вопрос о его фильме. На бюро присутствовали Сталин, Молотов, Каганович и Маленков.

— Ну что, товарищ Луков, — обратился к нему Сталин, — доложите, что вы думаете говорить о наших шахтерах языком кино.

Луков так волновался, что в ответ не мог произнести ни слова.

Сталин налил из графина воды и подошел к Лукову со стаканом:

— А ты спокойней, спокойней…

Леонид Давыдович рассказывал, что он не мог сдержать слезы и еле проговорил:

— Товарищ Сталин, я понимаю, что совершил большую ошибку, неправильно показал жизнь донецких шахтеров. Разрешите мне переделать вторую серию.

— Не переделать, а сделать заново. Не с собачевками и шанхайчиками, а современный Донбасс показать, технически оснащенный, культурный и зажиточный.

Надо помнить, что Луков рассказывал об этой встрече при жизни Сталина. Даже самому близкому другу он не мог тогда открыть все, что думал о драме, разыгравшейся вокруг  второй серии «Большой жизни». Но на смертном одре, умирая в 54 года, Леонид Давыдович сказал Фридриху Великому (так он называл кинорежиссера Фридриха Эрмлера):

— Если бы не было того разговора со Сталиным, то я наверняка не находился бы сейчас в горизонтальном положении.

Сказано это было в ленинградской больнице 24 апреля 1963 года, когда Лукову осталось жить всего лишь несколько часов. После кончины режиссера выяснилось, что он перенес три незарегистрированных инфаркта. Ждановское постановление, беседа с «отцом народов» и «Донецкие шахтеры» — лакировочный, фальшивый, приспособленный фильм, сделанный по заказу Сталина, — все это не прошло для него бесследно.

Актеры о Лукове

Он был человеком редкой доброты и отзывчивости. «Большое внимание Луков уделял работе с актерами», — лаконично сообщает энциклопедия. Подробно и задушевно рассказывают об этом снимавшиеся у него артисты, заслужившие всенародную любовь. Жалею, что не могу привести все эти удивительные признания в любви и уважении. Многие из них я слышал лично от учеников Леонида Давыдовича, приезжавших  на гастроли в Мариуполь.

МАРК БЕРНЕС: «Никогда ранее, да и впредь мне не приходилось в жизни встречать режиссера, который умел бы так проникать в душу актера, как это умел делать Леонид Луков».

ЛЕВ СВЕРДЛИН: «Всегда он хлопотал о ком-то: о вдове погибшего на фронте воина, то о нуждающихся детях, то о заболевшем товарище. Встретившись с Луковым на съемочной площадке, я смог по достоинству оценить его высокий профессионализм, его темперамент большого художника и редкостное умение пробуждать в актере творческую инициативу».

ВЯЧЕСЛАВ ТИХОНОВ: «Участвуя в двух картинах Лукова, я восторгался удивительной увлеченностью постановщика, который ежедневно – все 24 часа – находился в творческом поиске. Его самоотверженность подкупала всех, и я, тогда молодой актер, учился у него предельной взыскательности к себе, поистине трепетному отношению к труду».

Каждый раз, когда работа над фильмами проходила в Донбассе, Леонид Давыдович в день отдыха привозил творческий коллектив на Азовское море.

— Поедем в Мариуполь, — говорил он, — я покажу вам свой родной город.

Рассказывают, что в один из таких приездов кортеж автомобилей остановился на улице Карла Либкнехта у дома номе 18. Оживленная толпа артистов высыпала на щербатый тротуар, слышались шутки, смех. И Борис Горбатов, лукаво поблескивая стеклами очков, сказал:

— Вот увидите, друзья, пройдет какой-нибудь десяток лет, и на этом доме появится мемориальная доска: «Здесь родился и жил величайший кинорежиссер мира Леонид Луков».

Артисты зааплодировали: шутка была принята.

Сегодня в Мариуполе водители многих троллейбусных маршрутов объявляют остановку: «Кинотеатр имени Леонида Лукова». Он находится на главном проспекте родного города выдающегося кинорежиссера.

Могила режиссера

Могила Леонида Лукова находится на 8 участке Новодевичьего кладбища. К сожалению, ее состояние оставляет желать лучшего – высокая трава и общая неухоженность.

Могила Леонида Лукова на Новодевичьем кладбище в г. Москве

Кинотеатр потерял имя Лукова, а Мариуполь – кинотеатр

Перелицованный кинотеатр им. Леонида Лукова

В 2010 году кинотеатр имени Леонида Лукова (Мариуполь, проспект Мира, 107) по странным обстоятельствам (или по задумке новых арендаторов) стал называться “Лукоморье”. Как писали возмущенные общественники, бюст великого режиссера был все-таки сохранен. Но, к сожалению, в последние годы Украина в Мариуполе историю берегла, мягко говоря, неохотно.

В 2018 году кинотеатр был вовсе упразднен. В его помещении расположился “Центр представления административных услуг”. После освобождения города от фашисткой оккупации армией России в здании был открыт центр “Мои документы”, а также филиал Росреестра и Роскадарстра.

Бывший кинотеатр им. Л. Лукова

Видимо, восстановление в этих стенах кинотеатра, к сожалению, не предвидится. Остается загадкой местонахождение бюста легендарного кинорежиссера. Надеемся, новая российская администрация присвоит какому-то мариупольскому кинотеатру имя Леонида Лукова, которое продержалось в городской топонимике без малого 30 лет. Своих героев Донбассу забывать нельзя!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *