23/07/2024

Дмитрий Выдрин: Жена Альберта Гора спросила у меня, разбираюсь ли я в бизнесе. Я ответил: «Разбираюсь абсолютно». 2 часть

0
Дмитрий Выдрин, философ, политолог

Продолжение интервью политолога и философа Дмитрия Выдрина журналу «БИЗНЕС Online». Советник четырех президентов Украины о шароварах Ющенко, автобазе Януковича и окончании СВО.

1 часть: Дмитрий Выдрин: «Я Путину при личной встрече сказал: «Вы нас обманули: вы не политик, а разведчик»

— Но феодальная клановая структура тоже была свойственна России с 1990-х годов, и многие считают, что она до сих пор никуда не делась. 

— На мой взгляд, Россия в настоящее время имеет четыре базовые элиты (на самом деле их больше, но я говорю об основных). Прежде всего, это корпоративная элита. Кстати, ЧВК Вагнера являлся, пожалуй, силовой командой корпоративной элиты. Второй тип элиты — административная. Затем идут национальная и интеллектуальная элиты. Причем каждая из этих элит существует в своем информационном пространстве. Скажем, национальная элита живет даже не в феодальном нарративе, а, пожалуй, в племенном и тейповом. Те же корпоративщики обитают в утилитарно-капиталистическом мире, администраторы — внутри полуфеодальной, полуадминистративно-капиталистической системы. Между этими четырьмя устоями идет борьба, но, по моей оценке, в РФ явно побеждает административный уклад, который несет в себе все признаки госкапитализма.

— Я знаю, что вы родились на Кавказе, нередко бываете у себя на родине, общаетесь с руководством кавказских республик, в том числе Рамзаном Кадыровым. Тейповое, племенное устройство многих из этих регионов видится вам единственно возможным в настоящий момент?

— Не то чтобы единственно возможным, но неизбежным. Помните одну из французских поговорок: «Даже самая красивая женщина может дать не больше, чем самая красивая женщина». (В оригинале: «Даже самая прекрасная девушка Франции может дать только то, что у нее есть», — прим. ред.) Так и Кавказ: при всей своей красоте и мужественности он может дать только то, что может дать. Кроме того, есть какие-то вещи, которые непреодолимы на протяжении одного поколения. Это архетип, традиции, специфическая локальная культура, типы социальных коммуникаций и так далее. Чтобы перемолоть и переработать все это, потребуется немалое время.

Выпускники чеченской школы

Году в 2014-м или 2015-м упомянутый вами Николай Азаров спросил у меня, когда мы оба были в Москве: «Как ты думаешь, скоро ли я вернусь на Украину?» «А как вы сами предполагаете?» — задал я ему встречный вопрос. «Ну, я думаю, месяца через 2–3», — рискнул обнадежить самого себя Николай Янович. На что я ответил: «Мне кажется, лет через 20–30 или чуть раньше». Я тогда не думал, что время потечет быстрее (что и происходит сегодня на наших глазах). Тем не менее есть объективные биологические процессы, позволяющие одной хорошо известной и неприятно пахнущей субстанции со временем превратиться в перегной. Ускорить эти процессы можно, но не сильно. Многие неприятно пахнущие социально-политические вещи тоже перерабатываются исключительно временем. Россия тяжело, с обидой и издержками (я даже на себе часто ощущаю эти издержки) перерабатывает это негативное наследие, но, все же, у нее это получается. И это объективный процесс.

Николай Азаров (слева)

— Вы были советником четырех украинских президентов, насколько я помню. Кроме того, консультировали многих зарубежных политиков, ведь так?

— В своем видеоцикле, который я рискнул назвать «Президенты, с которыми я пил», фигурирует, насколько я помню, 21 персонаж. Да, когда в международной политике еще превалировали времена иллюзий и теплых отношений между странами, я много летал в зарубежные командировки, в том числе за океан, где консультировал кандидатов в американские президенты. Приходилось также консультировать и в Азии, и в Европе, и даже в Африке, так что набор клиентуры был довольно обширным.

— Как я понимаю, вы бывали и в «вашингтонском обкоме», то есть в Белом доме?

— Да, неоднократно. Если говорить очень коротко, я там консультировал Альберта Гора (был вице-президентом США в 1993–2001 годах. В 2000-м выдвинул свою кандидатуру в президенты Соединенных Штатов от Демократической партии, но набрал меньшее количество голосов выборщиков, чем Джордж Буш-младший— прим. ред.). Однако на практике оказалось, что бо́льшую часть времени мне довелось консультировать его жену Мэри Элизабет Типпер Гор. Помнится, когда Гор был кандидатом в президенты, я стал бывать у него и даже подарил ему юбилейную книжечку, посвященную политтехнологиям. Конечно, я подписал ее, и Гор, ставя мой труд на свою книжную полку, сказал: «Похоже, это у меня сотая книга с автографом».

Мэри Элизабет Типпер Гор

Выяснилось, что он специально коллекционировал книги с дарственными надписями. Что касается жены Гора, то она спросила у меня, чем я занимаюсь «по жизни», и я ответил: «Консультирую понемногу». «А бизнесом не занимаетесь?» — уточнила миссис Гор. «Иногда да», — подтвердил я. «А вы в этом разбираетесь?»«Разбираюсь абсолютно», — поспешил я ее заверить. Супруга американского вице-президента удивилась: «Впервые вижу человека, который разбирается в этом абсолютно. А вы что заканчивали? Гарвардскую школу бизнеса?» «Нет, — честно сознался я. — Я ее не заканчивал, но в Гарварде я преподавал» (и это правда, я читал там лекции вместе с Сэмюэлом Хантингтоном, отцом теории цивилизаций, который уже тогда предупреждал, что на территории Украины разразится война, однако я не верил). «А как докажете, что разбираетесь?» — настаивала миссис Гор. «Ну что ж, давайте я расскажу вам один анекдот», — предложил я. — «Давайте». — «Тогда слушайте. Это старый анекдот, но, быть может, достаточно знать только его, чтобы разбираться в бизнесе».

— Так расскажите, что вы поведали жене Гора.

— Сюжет простой. В одной из европейских газет появляется объявление: требуются опытные пилоты для работы в горячих точках, скажем, на F16. Первым на собеседование приходит красавец-француз, похожий на Бельмондо. Менеджер компании, который проводит отбор, говорит: «Вы очень хорошо выглядите. Каков ваш боевой опыт?». «Бельмондо» отвечает: «Пять лет в горячих точках». — «А летный опыт?» — «10 лет». «Прекрасно! — восклицает менеджер. — Если мы договоримся, во сколько вы себя оцениваете?» Француз говорит: «3 тысячи евро в неделю». — «Любопытно, а как вы адаптируете деньги?» «Бельмондо»: «Ну как обычно. Тысячу евро мне кэшем, еще тысячу — жене в Париж, а третью тысячу — любовнице в Марсель». «Хорошо, — резюмирует менеджер, — будем думать».

Вторым после француза заходит громадный двухметровый немец с суровым лицом, сплошь покрытым шрамами. «Чудесно выглядите! — опять восторгается менеджер. — Каков ваш летный опыт?» «10 лет» — отвечает немец. — «А боевой опыт?» — «10 лет». «Просто идеально, — продолжает менеджер. — Если мы договоримся, какое жалованье вы бы хотели?» Немец: «Я хотел бы 6 тысяч евро в неделю». — «Звучит внушительно, но вы, наверное, того стоите. Если мы договоримся, как вы адаптируете деньги?» — «Ну как? 2 тысячи евро кэшем мне, 2 тысячи евро жене в Берлин и 2 тысячи любовнице в Мюнхен». «Хорошо, мы будем думать», — опять говорит представитель компании.

День, между тем, идет к концу. Менеджер встает из-за стола, собираясь домой. Вдруг в дверь просачивается какой-то низенький человечек с большим крючковатым носом, очками в две диоптрии и брюшком. За ним бежит громила-охранник, пытаясь остановить незваного гостя. Менеджер с недоумением смотрит на громилу: «Как ты пропустил?» Потом глядит на часы: минут 15 до окончания рабочего дня еще есть. «Ну что ж, хоть постебусь на дорожку», — решает про себя менеджер. И спрашивает третьего посетителя: «Так какой у вас боевой опыт?» «Да вы что! — испуганно кричит гость. — Где я и где боевой опыт! Однажды мой дорогой папа взял меня на охоту, но, когда он выстрелил, я тут же в штаны наложил!» — «Хорошо, а летный опыт?» «Ну что вы прямо такое говорите! — продолжает поражаться третий кандидат. — Я вот к вам на третий этаж поднялся, и у меня сразу голова закружилась. Я ведь страшно боюсь высоты». «Ну что ж, все понятно», — усмехается менеджер и делает знак громиле, что пора бы уже выкидывать нелепого посетителя. Громила на кошачьих лапах крадется к человечку с брюшком, чтобы взять того за шиворот. «Ах, да, — спохватывается менеджер, — а во сколько вы себя оцениваете?» «Ну как во сколько? — рассудительно отвечает странный тип. — 9 тысяч евро в неделю». «Неплохо, — присвистнул менеджер. — А как вы эти деньги адаптируете?» — «Да все просто. Во-первых, 3 тысячи евро — вам!» Менеджер округляет глаза и жестом приказывает громиле выйти за дверь. Когда они остаются одни, собеседование продолжается. — «А во-вторых?» — «Ну 3 тысячи евро мне». — «Ладно, а последние 3 тысячи?» — «А эти деньги отдадим французу — он ведь готов за „треху“ воевать!».

Игорь Коломойский

Когда я рассказал этот анекдот жене Гора, она посмеялась и подтвердила: «Да, вы в бизнесе разбираетесь абсолютно».

Продолжение следует…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *