16/07/2024

Анна Русинова: Стиль и мода как инструмент политики

0
Анна Русинова директор центра итальянского языка и культуры им. Данте

Анна Русинова директор центра итальянского языка и культуры им. Данте

В политике личный имидж является частью коммуникационной стратегии, направленной на достижение поддержки конкретного политика в обществе. Речь идет не только о том, чтобы получить признание, но, прежде всего, о привлечении голосов и передаче визуальных сообщений в соответствии с политической программой, поэтому задача здесь сложная, а ставки высокие.

Любопытный момент моды в политической сфере – выбор одежды, прически, макияжа и аксессуаров обусловлен не тщеславием, а расчетом и видением будущего. Ведь политики заботятся не столько о красоте, сколько о власти. Однако, красота очень важна для политика-женщины, потому что обладает большой силой во всех обществах, а особенно – в Италии.

Научные исследования показывают, что перед гармоничным образом (по форме, цвету и стилю) мы инстинктивно чувствуем не только влечение, но и чувство уверенности, как будто приятное на вид чувство успокаивает нашу нервную систему и заставляет чувствовать себя “как дома”. Отсюда можно сделать вывод о силе политического воздействия представителя власти с привлекательным имиджем. 

Так и Джорджа Мелони – сегодняшний премьер-министр Италии после своего избрания наняла на работу консультантом по стилю ни много ни мало Джорджо Армани, который прикладывает руку и глаз ко всем ее образам. Дизайнер одевает ее на основные официальные мероприятия, придавая ей серьезный, надежный, конкретный и в то же время элегантный, классический и вневременной вид. Это – типичные для стиля «от Армани» черты: нейтральные оттенки, естественные линии и украшения без излишеств.

Мелони-премьер это: 

1. «Униформа», состоящая из пиджака и брюк
2. Пастельные тона для предвыборной кампании
3. Темные цвета (синий и черный) для официальных мероприятий 
4. Однотонные платья 
5. Туфли на высоком каблуке и платформе.

Мелони одевается в одежду, наиболее похожую на мужскую, например, костюмы, состоящие из пиджака и брюк, которые, если углубиться в историю моды, были заимствованы из мужского политического дресс-кода с начала девятнадцатого века. Что соответствует и в целом отношении Мелони к своей должности: даже лингвистически Мелони просит официально называть себя «il presidente» (c артиклем мужского рода), а не «la presidente» (c артиклем женского рода), как это бывает обычно, если какую-либо должность занимает женщина. Выбор классического брючного костюма выражает приверженность образу женщины, которая решает демонстрировать не женственность, а действие и силу. 

Мелони  предпочитает использовать безопасный, не провокационный образ, направленный на достижение консенсуса и не отвлекать внимание от других тем, которые считаются приоритетными.

Что касается хроматического аспекта, то в предвыборной кампании Мелони использовалась одежда, в основном, пастельных тонов, чтобы «подсластить» публичный образ кандидатки и сблизить ее с электоратом и, возможно, даже смягчить ярость и резкую диалектику многих ее выступлений. Одновременно с этим эффектом, пастельные тона выделяют человека из общей серой массы, приподнимают его. Действительно, светлые цвета исторически носили самые богатые и благородные социальные классы, единственные, кто мог позволить себе не работать и, следовательно, не пачкать одежду. Даже сегодня, по символической ассоциации, любой, кто одевается в светлое, инстинктивно рассматривается как благородный, властный, находящийся на высшей ступени социальной лестницы.

Однако сразу после выборов Мелони приняла более серьезный и строгий образ, переключившись на темные цвета, такие как темно-синий и черный. Выбор, безусловно, был мотивирован желанием сделать себя единой с политикумом, состоящим из темных мужских костюмов, типичных для институциональной среды, и желанием не выделяться, чтобы не отвлекать и сделать образ единой команды, работающей в унисон.  

На самом деле не является секретом, что некоторые стилистические ходы в одежде нынешнего правительства преследуют цель демонстрации ограничения определенных приобретенных прав во имя защиты традиционных ценностей. В этом смысле не удивляет выбор Армани в качестве личного модельера, поскольку великий кутюрье никогда не скрывал, что у него очень традиционные идеи по различным темам, прежде всего в отношении между полами.

Таким образом, мы можем сделать вывод, что Мелони в значительной степени использует коммуникативное и психологическое значение цвета во время избирательной кампании и после выборов, а также сдвигает акценты в зависимости от стилистической ситуации и в соотвествии с конкретной коммуникативной целью, которую она хотела достичь.

Что выражает стиль Джорджи Мелони?

В целом ее стиль соответствует ожиданиям, которые возлагали на нее во время выборов, может быть, даже слишком. Она как будто бы даже скована этим в своем стилистическом выборе, что исподволь демонстрирует внимательному зрителю, что она – лидер, который скрывается за безопасным выбором одежды и который не хочет посредством стиля передавать сообщения «между строк» нации или вводить новшества в восприятие женщины во власти.

Весь ее стиль, кажется, защищает традиции и повторяет образ сильного мужчины, как будто стоит задача заставить общество забыть о ее главном «недостатке» – о том, что она – женщина, и чтобы подчеркнуть именно ее политическую должность.

Другой элемент появляется как уловка, направленная на восполнение недостатка: это очень высокие каблуки или платформа, которые она часто носит чтобы добавить сантиметров и, возможно, почувствовать себя “в соответствии с ситуацией”, когда ее окружают политики выше ее. А также – чтобы подчеркнуть боевой и решительный настрой, которые придают шагам только высокие каблуки. В этом смысле каблук становится настоящим оружием, способным издавать шум и акцентировать ритм битвы. Кстати, именно на обуви наконец-то появляются некоторые узоры и характерно женственные элементы. 

Если говорить в целом об образе Джорджи Мелони, то можно заметить, что с головы (с укладки) до ног Мелони геометрическая, квадратная, острая – все линии напоминают мужской стиль и военную форму.

Хочется напомнить, что Италия с ее природой и искусством является воплощением красоты нашего мира. А женщина – это воплощение человечной красоты. Красота должна быть нашей полярной звездой, которая превосходит любую идею, становится источником вдохновения и улучшения для всех нас, поскольку, в конечном счете, идентичность, особенно итальянцев, в значительной степени основана на художественном и культурном наследии и великолепии природного ландшафта.

Leonardo da Vinci: The Virgin and Child with Saint Anne

Джорджа Мелони могла бы стать символом итальянской красоты: достаточно только сделать ее стиль вдохновленным итальянскими ландшафтами, морем и солнцем, связать фактуру и цвета ее одежды с одеждой дам с картин Да Винчи, Боттичелли и мадонн Микеланджело. Сила такой культурно-историчской связи, воплощенной в стиле Мели могла бы затмить чернорубашечные корни политического происхождения идей Мелони.

Анна Русинова, директор центра итальянского языка и культуры им. Данте
специально для “Пятой службы”

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *